ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Новая версия «Спартака». Плюсы и минусы. Трансферная аналитика Алексея Зинина

Алексей Зинин — известный спортивный менеджер, работавший на руководящих постах в «Краснодаре», «Спартаке», «Локомотиве» и структуре РПЛ; автор книги «Разоблачение игры. О стратегиях. Скаутинге. Трансферах и аналитике»; глава Агентства стратегического консалтинга и трансферных решений. Наш постоянный эксперт делится своими размышлениями о нюансах минувшего трансферного окна в России.

Масштабная перезагрузка дает новые возможности

Для клуба оптимальное число трансферов в одно окно — до четырех. В год — до семи. При большем количестве практически не удается избежать многочисленных углов и проблем адаптации. Однако для каждой команды примерно раз в четыре года абсолютно логичны кампании с гипертрофированным количеством трансферов и рекордными финансовыми вложениями, потому что такие шаги носят характер стратегических изменений и подразумевают под собой перезагрузку, связанную с заменой одного поколения другим. Почти одновременно в подобных случаях пытаются решить задачи коррекции ментальности, поднятия общего уровня команды и частичного изменения стилистики на ближайшие годы. Так совпало, что в России нынешним летом на масштабные перемены пошли сразу три клуба с топ-возможностями: «Спартак», «Краснодар» и «Динамо». Причем первые два установили клубные рекорды как по самым дорогим приобретениям в своей истории, так и по общим тратам за окно. «Динамо» же на покупки выложило больше, чем суммарно в предыдущие пять лет. Фактически за лето российский рынок только от этих трех клубов получил новых игроков на сумму, превышающую 100 миллионов евро. Давайте разбираться, что массовый десант новичков принесет командам и нашему чемпионату в целом. Сегодня речь пойдет о «Спартаке». Но прежде важно сказать вот о чем.

Почему нельзя по горячим следам оценивать работу клубов на рынке

Очень часто просят выставить оценки клубам за тот или иной трансфер. Точно знаю, что любые оценки, а уж тем более рейтинги, в такой ситуации — профанация. Убежден: говорить о том, насколько трансфер не удался, нельзя до тех пор, пока игрок окончательно не покинул команду. А о том, насколько удался, — до тех пор, пока игрок не помог решить клубу важные задачи.

В футболе нет застывших форм. То, что вчера казалось прописной истиной, сегодня может не работать. Некоторые люди раскрываются только на второй или на третий год, иногда, наоборот, новый союз может казаться успешным, а на следующий день тренер или руководитель вдруг будет чем-то задет за живое и футболист окажется в опале. Примеров множество: Федун и Дзюба, Романцев и Цымбаларь, Карпин и Веллитон, Петреску и Мисимович, Семин и Дюрица, Бердыев и Карлос Эдуарду, Билялетдинов и Вакасо, Смородская и Мануэл Фернандеш, Кучук и Диарра, Слуцкий и Мамаев, Манчини и Шатов.

***

Каков лично ваш критерий успешности? Визуальное качество игры футболиста или его статистика? Результаты команды и в каком именно сезоне? Сумма, которую за игрока удалось выручить? Или любой из десяти других критериев вроде репутационного?

Учитываете ли вы при этом, во сколько футболист обошелся изначально и какая у него зарплата: 700 тысяч рублей в месяц или 4 миллиона евро в год? Какое усиление игрок дал по сравнению с тем, на чье место пришел: «плюс 1» или «плюс 10»? Привнес ли он в игру недостающие уникальные качества или с точки зрения стратегии баланса не дал вообще ничего?

Подобные вопросы создают глубину восприятия.

***

А может ли трансфер считаться успешным, если он приводит к тому, что на скамейку запасных усаживается конкурентоспособный человек, прежние траты на которого включили в себя годовой бюджет некоторых клубов?

Важно также понимать, что трансферы носят разную направленность. И нередко для того, чтобы их оценивать, нужно знать, какую именно цель преследовал клуб, приобретая того или иного футболиста.

Шюррле — суперклассный, инициативный, но очень специфический футболист, который куда чаще проявляет себя в матчах против команд посредственного уровня и уже давно не блещет против топ-клубов.

***

Также важно не путать понятие успешности или неуспешности отдельных трансферов с кампанией в целом.

Если кто-то думает, что один сильный трансфер + другой сильный трансфер = сильная кампания, то это далеко не так. Бывает даже наоборот.

Вот пример. Знаете, чью кадровую политику большинство болельщиков признали эталонной по итогам летнего заявочного периода 2013 года? «Локомотива». Тогда пришли Диарра и Буссуфа. Годом позже железнодорожники взяли нескольких ребят во главе с малоизвестным африканцем Ньяссом из малоизвестного же турецкого клуба. Хвалебных отзывов в прессе читать что-то не доводилось, тем более игрок не сразу стал попадать в основной состав.

Что на выходе: громкие трансферы Диарра и Буссуфа суммарно принесли большие финансовые, репутационные и эмоциональные потери, а некогда неприметный Ньясс помог завоевать «Локомотиву» Кубок России, продемонстрировал хорошую результативность и был куплен «Эвертоном» за 16 миллионов евро.

А насколько успешной можно считать трансферную кампанию, когда на великолепного Халка и суперсбалансированного Витселя потрачено 100 миллионов евро? При том что «Зенит», потрясенный собственным размахом, потерял игру, упустил два чемпионства и смазал два еврокубковых похода, прежде чем получил хотя бы временные дивиденды.

***

Более того, иногда лучшей трансферной кампанией может оказаться та, при которой никто из обоймы не ушел и никто не добавился. Показательна ситуация с «Локо» зимой-2017/18. Полагаю, то, что железнодорожники ради сохранения нащупанного победного баланса тогда не взяли ни одного новичка, во многом и помогло им стать чемпионом.

***

И вот еще одна парадоксальная вещь: поставить оценку трансферной кампании в целом иногда можно и вовсе только спустя десятилетие.

Если говорить о самых успешных в истории российского футбола, то в памяти сразу всплывает зима-2003/04 в исполнении руководства ЦСКА. Тогда пришли: Игнашевич (свободный агент, не продливший отношения с «Локомотивом»), Карвалью (из бразильского чемпионата), Жирков (из второго дивизиона), Алдонин (из падающего «Ротора»), Одиа (из молдавской лиги) и, что очень важно, Габулов (из Владикавказа).

Чемпионская команда быстро скатилась на 5-е место. Специалисты очень сдержанно высказывались о действиях армейцев на трансферном рынке и даже критиковали за то, что они не взяли опытного вратаря, ограничившись молодым Габуловым.

Но жизнь показала, что все пять полевых футболистов составили костяк команды, которая выиграла Кубок УЕФА и стала гегемоном на внутренней арене (Игнашевич и Жирков и вовсе со временем получили статус легенд нашего футбола). И обратите внимание, насколько в декабре 2003-го сильным стало решение руководства клуба не брать опытного именитого вратаря, иначе он мог бы перекрыть дорогу 17-летнему Акинфееву, и, возможно, карьера лучшего голкипера российского футбола не получилась бы столь впечатляющей!

Думаю, что армейцы и сами не полагали, что их локальные шаги зимой-2003/04 с годами обретут совсем другие масштаб и значение.

***

Учитывая все вышесказанное, проанализировать по горячим следам мы с вами можем лишь логику действий клубов, следование той или иной стратегии через призму их тактических потребностей, а также обоснованность финансовых вложений. Все остальное оценит время.

Покупку Крала и вовсе можно назвать одной из самых удивительных в это лето в России. Парень в январе 2019-го был куплен «Славией» у «Теплице» за 900 000 евро. «Спартак» же в следующее трансферное окно заплатил за чеха 12 миллионов евро.

Самая яркая и противоречивая закупка в новой истории красно-белых

«Спартак» провел не только самую дорогую, но, полагаю, и пока самую противоречивую закупочную кампанию в своей истории. Приобретены Тил (18 миллионов евро*), Крал (12 миллионов евро), Мирзов (4 миллиона евро), Ларссон (4 миллиона евро), Понсе (от 3 до 5,5 миллиона евро — информация разнится). За 1 миллион евро взят в аренду Шюррле (зарплата от 3,5 миллиона евро). Формально под «Спартак-2» приобретен за 2 миллиона евро загадочный вратарь Романьоли и за символическую сумму не менее загадочный Баду. Это уже получается минимум 42 миллиона евро прямых выплат. Если добавить принятые 10% агентской комиссии и 5% - подписных бонусов, то получится сумма примерно под 50 миллионов евро без учета зарплат и налогов.

С одной стороны, цифры астрономические. С другой — шаги «Спартака» на этот раз последовательны и укладывались в рамки четкой стратегии. Она заключалась в расставании с большой группой возрастных, уже пресытившихся игроков с увесистыми зарплатами, и замене их молодыми (преимущественно до 22 лет) амбициозными ребятами с высоким трансферным потенциалом. Не обошлось без исключений, но статус чемпиона мира вполне оправдывает аренду немолодого Шюррле.

Шюррле: риск разделить участь Штолцерса

К слову, однозначно возвышенные оценки о появлении немца не разделяю. Это, конечно, суперклассный, инициативный, энергетически наполненный, но очень специфический футболист, который куда чаще проявляет себя в матчах против команд посредственного уровня (вроде того же «Туна») и уже давно не блещет против топ-клубов. По этой причине карьера Шюррле уже четвертый год движется по нисходящей. До прихода в «Спартак» Андре за три сезона забил 11 мячей и отдал 11 голевых передач (да и те, за единственным исключением, в матчах против невыдающихся соперников). Это скромные показатели для человека, зарплата которого непосильна для 99% клубов в мире. Шюррле, кстати, вывалился на российский рынок еще в мае. Был период, когда по нему в России одновременно работали шесть-семь посреднических компаний, предлагали его во все наши топы. Спроса на Западе на титулованного игрока практически не наблюдалось.

Андре, по мнению многих, ярко начал в РПЛ. Мне это напомнило появление в начале 2000-х в «Спартаке» Андрея Штолцерса, который на эмоциях отличился за красно-белых в первых шести матчах, потом забуксовал, сел на скамейку запасных, а затем и вовсе команду покинул.

Вероятность того, что нечто подобное произойдет с Шюррле, тоже существует, и она выше, чем многие полагают. Кроме заряженности на обострение и готовности бить из любых позиций, у Андре уже нет уникальных качеств. Для атакующего игрока скорость — рядовая, дриблинг — посредственный. Так, в матчах против «Браги» (дома), «Крыльев Советов» и «Зенита» у немца набралась всего одна успешная обводка.

Самое сильное качество Андре, прекрасно чувствующего пространство, — это умение ворваться в штрафную площадь соперника вторым темпом, подстроиться под фланговую или проникающую передачу и исполнить эпизод. Но в «Спартаке» таких передач в принципе не хватает, к тому же в последних встречах немца стали использовать на острие атаки. И там он достаточно продолжительные отрезки обязан действовать первым темпом, играть на тех качествах, которыми не выделяется.

При этом Шюррле весьма специфично выполняет роль центрфорварда. Из-за повышенной активности в поиске мяча он много распыляется, лишая красно-белых глубины атаки, снижая давление на центральных защитников соперника и оставляя штрафную площадь голой для адресатов партнеров. Мне кажется, что сейчас тактические требования к звездному новичку направлены таким образом, что отчасти мешают демонстрировать Андре те плюсы, которые у него есть.

И при этом слишком многое немцу отдано на откуп, но даже Месси в сборной Аргентины далеко не всегда, оказавшись вырванным из контекста командного механизма, способен дать результат. Подозреваю, Шюррле не тот человек, который вытянет сам себя и заодно команду (в Лигу Европы уже не получилось), под него нужно подстраиваться, ему нужно создавать благоприятную игровую среду, только так он сможет демонстрировать футбол с налетом европейской звездности.

Впрочем, несмотря на все оговорки, хочется сказать «Спартаку» спасибо за то, что клуб все-таки решился и привез футболиста, бэкграунд которого заслуживает отдельной главы и некоторые эпизоды в исполнении которого способны дарить болельщикам незабываемые эмоции.

Крал: уникальный рост цены для опорника из Восточной Европы

Самое поразительное, что, кроме возвращения из аренды Зелимхана Бакаева, который по итогам стартового отрезка сезона может претендовать на звание самого полезного «новичка» команды, и подписания Баду, уровень которого, судя по всему, не соответствует «Спартаку» даже в потенциале, ни один трансфер красно-белых нельзя охарактеризовать однозначно.

Так, покупку Крала и вовсе можно назвать одной из самых удивительных в летнее заявочное окно в России. Парень в январе 2019-го был куплен «Славией» у «Теплице» за 900 000 евро. «Спартак» же, по имеющейся информации, заплатил за Крала 12 миллионов евро, и это еще без учета агентской комиссии и подписного бонуса. Нечасто такое бывает, чтобы белый опорник, пускай и действительно очень перспективный, но без уникальных качеств, из скромного чемпионата страны Восточной Европы, при этом не совершив никаких подвигов на международной арене, за одно трансферное окно вырос в цене в 13 раз.

Когда услышал, что красно-белые готовы за «баснословные деньги» купить опорника у «Славии» подумал, что речь идет о Соучеке — тот лидер и цементирующая фигура пражской команды. Кандидатура же Крала — это, конечно, не гарантированное качество. И это очевидная переплата. Но в ней нет ничего из ряда вон выходящего, если клуб делал этот трансфер не впопыхах, а подходил осознанно, просчитав досконально будущую роль игрока в команде, выявив его потенциал, который, к слову, немалый.

Кралу всего 21 год, он правильный парень и правильный футболист, способный сыграть на всех позициях в центральной оси. Чех хорошо ложится в выбранную клубом стратегию, но, на мой взгляд, это опорник баланса, у него нет стабильно сильного отбора и при этом средние статистические показатели единоборств. В минувшем августе в матче чемпионата Чехии с «Карвиной» он, например, выиграл 5 единоборств из 19 и совершил один удачный отбор из 4 попыток. Показатели не просто скромные — критичные для игрока, с которым болельщики связывают поднятие уровня надежности разрушительной работы в опорной зоне. То есть это не тот типаж, который «Спартаку» Олега Кононова на данный момент нужен прежде всего.

Самое поразительное, что и для человека, который ведет игру в центре поля, у Крала при всем ощущении больших возможностей цифры пока тоже скромные: его вовлеченность в действия «Славии» была примерно в два раза ниже, чем у партнера по полузащите Соучека.

Почему я так подробно разбираю этот трансфер? Совсем не потому, что критикую. Крал вполне может оказаться удачным приобретением, даже если на первых порах футбол чеха не будет чем-либо выделяться и давать команде недостающее чувство уверенности и целостности. С игроком подписан многолетний контракт, за это время он вполне способен реально дорасти до заплаченных за него 12 миллионов (а то и больше) и принести команде немало пользы, тем более хавбек мастерски разгоняет атаки, он привлекателен в маркетинговом и трансферном планах, за ним наблюдают не самые последние европейские клубы.

Речь о другом. Сегодня покупка за такие деньги Крала — это большой риск. А когда кто-то идет на него, это приковывает дополнительное внимание. В предыдущий раз, когда «Спартак» также сильно переплачивал (за игрока, оцененного рынком в 3,5 — 4,5 миллиона евро, красно-белые заплатили 12 миллионов), клуб, судя по всему, промахнулся — речь о Педро Роше.

Примечательно и другое. «Спартак» при всем многообразии выбора решил закупиться в «Славии» — пожалуй, в единственном клубе Восточной Европы вне бывшего СССР, у которого вообще нет потребности в деньгах и чьи игроки изначально стоят гораздо выше рыночной цены. Следовательно, Крал по определению не может быть идеальной кандидатурой по соотношению «потребность-цена-качество». То есть по всем раскладам получается, что в «Спартаке» настолько сильно влюбились в Алекса, что пошли ва-банк.

***

Вообще трансферная кампания «Спартака» запомнится тем, что клуб заплатил за молодых игроков суммы, в разы превышающие оценку, данную специализированным сайтом transfemarkt.de. Этот ресурс — не эталон точности, и его оценка не рыночная, она выставляется немецкими трансферными аналитиками скорее как некий ориентир на текущий уровень футболиста. И тем не менее transfemarkt оценивал Романьоли в 25 тысяч евро, «Спартак» формально заплатил 2 миллиона евро. Тила — в 6 миллионов, выложено 18. Ларссона — в 800 тысяч, красно-белые отдали 4 миллиона. Крала — в 3,5 миллиона, москвичи выкупили за 12 миллионов. Мирзова — в 2,5 миллиона, заплачено 4.

О чем это говорит? Вариантов два. Либо спартаковцев финансовая сторона вообще не волнует, и они не задаются вопросом: «А можем ли мы сделать более качественный и эффективный трансфер за эти деньги?» Либо красно-белые гениально опередили время, досконально просчитали все расклады, сложили некую мозаику баланса и пришли к выводу, что данные «пазлы» даже за такие деньги идеально подходят под придуманный игровой рисунок.

Тил: единственный, кто полностью соответствует стилистическим требованиям

При этом есть один вопрос, который не дает покоя. Это собственно игровой рисунок. Кажется, кроме Олега Георгиевича, он сегодня мало кому до конца понятен. Команда так и не научилась самому сложному, что есть в футболе, — позиционному нападению (не путать с затяжным контролем мяча в средней зоне без создания реальных угроз воротам соперника), не способна стабильно доминировать в соответствии со своим статусом и притязаниями. Да, красно-белые отчасти прогрессируют: стали реже терять мяч в простых ситуациях, научились почти мастерски использовать ошибки соперников и судей, очень здорово действуют на контратаках и при исполнении стандартных положений. Безусловно, это тоже футбол. Просто это не тот спартаковский футбол, о возвращении которого клуб и тренерский штаб мечтают.

Более того, приглашение таких футболистов, как Понсе, частично Ларссон и Шюррле и особенно Мирзов, — это, на мой взгляд, еще большее смещение в сторону контратакующего, некогда антиспартаковского стиля. Еще раз подчеркиваю, это не плохо и не хорошо, это просто несколько иной вектор развития игры.

По большому счету по всем параметрам, может быть, только кроме цены, лучше остальных воспринимается появление Тила. Голландец — очень органичный, интеллектуально и технически сильный креативный полузащитник, подходящий и под тот стиль, к которому клуб публично стремится, и под тот, к которому подспудно сваливается. Единственное, вовлеченность Гуса в игру, выражающаяся в том числе в скромном количестве ТТД, пока ниже тех, что полагается человеку в его роли. Но это не вина Тила, это, надеюсь, лишь временная беда, которую обязаны решить тренеры.

Вообще, говорить что-либо о новичках, какими бы многообещающими они ни были, в отрыве от тренерского штаба и клубной атмосферы — все равно что рассуждать о вкусе готовящегося блюда без учета мастерства повара и условий приготовления. Большинство последних сезонов (кроме чемпионского) в «Спартаке» существовала проблема — 90% футболистов команды не играли на своем уровне. Вот и сегодня трудно перечислить хотя бы трех, которые демонстрируют свои максимальные возможности.

Есть подозрение, что некоторые новички могут «пропитаться» этой спартаковской особенностью и рискуют не показать себя во всем великолепии. Есть и другая сложность, Олегу Георгиевичу в деле нужно «прощупать» каждого игрока и, пытаясь спрятать минусы одного, не перекрыть таким образом плюсы другого. Например, внедрение Ларссона на смежной для того позиции правого нападающего вынуждает ставить Бакаева слева, заставляя Зелимхана отказаться от привычных наработок в атаке.

Если клуб хочет как можно успешнее интегрировать Понсе, то тому нужно активное снабжение передачами и навесами с флангов, особенно с правого. А для этого туда нужно ставить правоногого полузащитника, которого сейчас среди претендентов на место в старте нет ни одного. Складывание и шлифовка всей этой мозаики — дело непростое...

Если резюмировать, то с приходом Томаса Цорна на должность генерального директора и с установлением нового алгоритма взаимодействия клубного руководства с главным тренером «Спартак» очень четко и оперативно «отстрелялся» на трансферном рубеже. С точки зрения стратегии и имиджевой подачи клуб сработал здорово. С точки зрения удовлетворения текущих тактических потребностей, оптимизации вложений, сегодняшнего уровня игроков вопросов хватает. По соответствию новичков стилю — на мой взгляд, показатели средние. Зато далекоидущий как спортивный, так и финансовый потенциал минимум половины трансферов — высокий, и это, пожалуй, глобально все-таки самое важное.

В любом случае мы с вами сейчас наблюдаем рождение новой версии «Спартака». Это интересно.

* по данным transfermarkt.de

"Спорт Экспресс"