ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Селихов лечился два года. Почему так долго и что за неудачная операция, о которой говорил Кононов?

Пока у него 6 матчей с мая 2018.

Селихов быстро взлетел в РПЛ – в 21 год ворвался в основу «Амкара», через полтора года перешел в «Спартак» как игрок молодежной сборной и один из самых перспективных голкиперов лиги. Уже в начале следующего сезона закрепился в старте и вошел в расширенный список сборной на ЧМ-2018. Но карьерный рост прервали три тяжелых повреждения подряд: разрыв ахиллова сухожилия в мае 2018, перелом фаланги пальца кисти 6 апреля 2019 в матче с ЦСКА и практически сразу после возвращения к полноценным тренировкам – рецидив травмы ахилла в сентябре 2019.

И если с рукой все понятно – контакт, несчастный случай, то травмы ахилла вызывают вопросы. Почему он восстанавливается так долго (194 дня в первый раз, 246 в этот)? И вообще долго ли это для такой тяжелой травмы? Почему случился рецидив? Сможет ли Селихов полноценно вернуться в спорт на прежнем уровне? Есть ли риск новых серьезных травм? Давайте попробуем найти ответы.

Восстановление после второй травмы ахилла длилось дольше, так как это рецидив 

Подробно о восстановлении Селихова рассказали на зимних сборах врач команды Михаил Бутовский, физиотерапевт Дмитрий Миронов и сам голкипер. 

«Сейчас мы уже приступили к активации [постепенному возвращению к прежней активности – прим. Sports.ru], плюс беговой работе, прыжкам, то есть восстанавливаем функцию ахиллова сухожилия. Работа на песке сейчас – это прежде всего стабилизация, тренировка баланса, координации, это совершенно другая нагрузка, поэтому мы обязательно включаем и упражнения на песке», – пояснил Миронов.

«Повреждение ахиллова сухожилия одна из самых тяжелых травм в футболе, пожалуй, наряду с разрывом передней крестообразной связки. Восстановление занимает до шести месяцев, но, так как у Александра рецидив, то сроки восстановления могут увеличиться. Но я не могу сказать, что они как-то затянулись. Более того, на сегодняшний момент мы даже несколько опережаем график» – рассказал Бутовский. 

Действительно, Селихов официально вернулся в общую группу спустя 8 месяцев после рецидива, но к полноценной работе с мячом приступил еще в апреле, так что сложно сказать наверняка, сколько занял процесс восстановления (клуб на тот момент не тренировался из-за приостановки чемпионата). Средние сроки возвращения после рецидива составляют как раз 7-8 месяцев.

Сам Александр оптимистично настроен и спокойно относится к своему повреждению: «Сейчас главное не отчаиваться, поскорее вернуться в общую группу. Ну что поделать, это футбольная жизнь, сейчас я строго выполняю рекомендации нашего медицинского штаба, следуем программе, которую нам составили наши финские друзья, проводившие операцию. Будем работать, самое сложное уже позади».

Ахилл – самое крепкое сухожилие в организме, но бывает и оно не выдерживает нагрузки

Ахиллово сухожилие начинается в месте слияния головок икроножной и камбаловидной мышц, присоединяется к пяточному бугру. Это самое крепкое сухожилие в организме человека. При этом его разрыв – далеко не редкость. Почему так? 

80% разрывов ахиллова сухожилия связаны с занятием спортом. Основной механизм повреждения – резкое, зачастую превышающее естественное, тыльное сгибание стопы (подъем пальцев вверх). Такое бывает при прыжках, быстрой смене направления рывка, неудачном приземлении и тому подобное. Также разрыв сухожилия может произойти из-за сильного удара.

Выходит, при физиологически естественных движениях ахилл разорвать практически невозможно, однако в спорте уровень нагрузки таков, что даже этого запаса прочности может оказаться недостаточно.

В момент травмы спортсмен может услышать характерный щелчок и почувствовать резкую боль чуть выше пятки. Как правило, в 2-3 сантиметрах от пяточного бугра появляется покраснение и отек, на ощупь можно найти место разрыва – оно ощущается как небольшой провал по ходу сухожилия. Страдает и основная функция мышц задней поверхности голени – игрок не может разогнуть стопу или выполняет движение лишь частично, если разрыв неполный. На этих симптомах во многом основана первичная диагностика.

У Селихова как раз неполный разрыв. Это что-то меняет?

В случае профессионального спорта – принципиальной разницы нет, тем более если разрыв составляет более 80%. На текущий момент считается, что оперативное лечение эффективнее в ситуациях с полным и протяженным частичным разрывом (более 60%): позволяет быстрее вернуться в спорт, снизить риск осложнений и рецидивов. Поэтому большинство футболистов сразу отправляют на операцию. 

Но стоит отметить, что единого мнения нет, частичные разрывы можно лечить консервативно с неменьшей эффективностью. Но есть большой минус – процесс может затянуться, из-за чего в спорте чаще всего выбирают операцию.

Техник выполнения операции тоже довольно много – подходящая выбирается исходя из ситуации и личных предпочтений хирурга:

Почему восстановление длится так долго?

Разрыв чаще всего происходит на участке с плохим кровоснабжением – это главная причина затянутых сроков возвращения. Восстановление можно сравнить с масштабной стройкой, мы ведь говорим о самом мощном сухожилии в нашем теле. Принцип схож: чем больше путей доставки стройматериалов, тем выше темпы строительства. Вряд ли вам удастся быстро построить небоскреб в чистом поле, к которому ведет одна старая узкоколейка. 

Плюс на ахилл ложится огромная нагрузка – вес всего тела. Поэтому приступать к даже самым простым упражнениям без использования специального ботинка осторожно начинают лишь к 6-8 неделе после операции. Очевидно, за такое время иммобилизации мышцы быстро атрофируются. Так происходит потому что организм оптимизирует свои энергозатраты – мышцы требуют много питательных веществ, при этом уже долго не используются, а значит от «избыточной», по мнению организма, мышечной массы нужно избавляться. Кто хоть раз переживал серьезную травму знает, насколько быстро это происходит – даже за неделю в постели травмированная конечность буквально обвисает.

Поэтому большая часть времени уходит именно на восстановление мышечной силы, координации, правильной биомеханики ходьбы, бега, прыжков – спортсмен зачастую щадит травмированную конечность, перегружая здоровую.

И лишь где-то к четвертому-пятому месяцу с момента операции игрок возвращается к спортспецифическим тренировкам. В случае Александра – прыжки и работа с мячом.

Кононов говорил, что Селихову сделали неудачную операцию, которую потом «переделывали». Это правда?

Селихову действительно оперировали ахилл дважды, но тут ничего удивительного – первая операция была сделана после первой травмы, вторая – после рецидива. 

Примечательно, что во второй раз кипера отправили  в другую клинику, а клуб сменил руководителя медштаба буквально за месяц до рецидива у Александра. Напрашивается вывод – а не во врачебной ли ошибке кроется источник проблем Селихова? Тезис сомнителен. Объясню почему.

В римской клинике Villa Stuart, куда голкипер был отправлен на лечение в первый раз, специализируются именно на спортивных травмах, там оперировали Тарасова, Депая, Дзаньоло и Тотти. «Рома» активно сотрудничает с этой больницей и там лечит своих игроков, а если кликнуть по геотегу, можно увидеть множество звезд мирового спорта. Поэтому я сильно сомневаюсь, что выбор другой больницы был обусловлен некачественными услугами в прошлом. Если бы в медучреждении такого уровня допустили ошибку, разразился бы скандал, о котором мы наверняка услышали.