ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Когнитивный диссонанс. Очень большой текст про Рауля Рианчо

Когнитивный диссонанс – состояние психического дискомфорта, вызванное столкновением в сознании конфликтующих убеждений, эмоций и чувств.

Этот текст посвящен Раулю Гонсалесу Рианчо. Здесь будет изложено мнение предвзятого человека. И как любое предвзятое мнение, оно должно быть воспринято критически. Если, конечно, вас не роднит со мной аналогичная предвзятость.

Господин Рианчо сейчас в сложной ситуации. Не стоит подбирать других слов. Самое точное, которое я услышал от знакомого (сопереживающего, к слову, «Зениту») по ситуации: Рианчо «травят». И Рауль искренне не понимает почему.

 

Но даже будучи предвзятым, я хочу быть объективным. Рианчо должен вызывать сочувствие, а не презрение. И если вслушиваться и вчитываться в то, что он говорит, то можно обнаружить, что по сути в его словах программно правильные вещи: призыв к объединению, призыв к поддержке, призыв к искренней борьбе на поле. 

Такие призывы должны в первую очередь вызывать уважение, но не отторжение. Но я отторгаю Рианчо с первого дня, как он находится в клубе. Ниже я приведу свои предвзятые аргументы и ответы на вопрос «почему?».

Одна из причин, в общем-то, очевидна: я искренне любил Массимо Карреру. И это уже повод критически воспринимать все последующее, что я напишу.

«Я никогда не хотел стать главным тренером»

Эту фразу Рауль Рианчо произнес еще в 2016 году, работая в «Динамо» Киев. Причина его ухода из киевского клуба не скрывалась и противоречит сказанному. Ее озвучил президент «Динамо» Игорь Суркис: «Ринчо хотел быть как главный».

В первом интервью, которое Рианчо дал в должности исполняющего обязанности главного тренера "Спартака", также был затронут вопрос самостоятельной работы. Испанец подтвердил, что такая возможность обсуждалась между ним и руководством. На что он ответил: «я никогда не думал об этом. Я осознанно шел сюда именно помощником Карреры».

Этим словам я со своей мнительностью не поверил. Я мужчина. Как любой мужчина, я амбициозен. И по моему мнению это не ответ амбициозного человека. 

Возможно, мы разные, и у Рианчо действительно не было амбиций для того, чтобы стать главным тренером. Действительно, его могла устраивать его роль помощника всегда, ведь, по его же словам, «главный, он как отец, он ругает детей; а я в роли мамы – я их жалею».

Однако стоило подождать несколько дней, как Рианчо сам себя опроверг: «Я никогда не играл в футбол и стал тренером. Моя мечта сбылась. Никто у меня не отнимет этого».

Человек, никогда не желавший стать главным тренером, стал им, хоть и в роли исполняющего обязанности, исполнив свою мечту.

Это первый аргумент, почему я предвзят к Раулю Рианчу. Он лжет. Лжет как минимум себе, блуждая в противоречиях.

Следующее противоречие возникает в ответе в том же интервью, почему он не ушел вместе с Массимо: «я пришел сюда не в связке с Массимо. Мы были приглашены отдельно, как помощники тренера. Поэтому он ушел, а мы остались».

Возникает вопрос: если вы пришли сюда как «помощники тренера», а тренера больше нет, кому вы остались помогать?

Да, я знаю ответ. Вы остались помогать футболистам, которые просят вас помочь им. Но истинна ли причина, что они вам доверяют? Или может быть в этом есть безысходность: команду возглавить было просто некому, если не считать вечно готового господина Гунько.

Каррера приходил в «Спартак» сам и ушел из него сам. Единственный штаб, который он пытался здесь создать, ушел раньше. И вы действительно попали в клуб независимо друг от друга, но чтобы делать совместную работу. И причина, по которой ушел Массимо, это плохая на определенный момент совместная работа. Но ответственность за плохую совместную работу понес один человек, а вас это не коснулось. Вы четыре месяца выполняя совместную работу, вдруг, оказались не в связке.

Резонно.

«Мы должны стать семьей»

По вышеприведенной цитате про «отца и мать» можно понять, что тема «семейственности» не нова для Рианчо. И отношение к коллективу как к семье, а к футболистам как детям, вполне искреннее.

В этой части не будет сильного аргумента в пользу моей предвзятости. По той причине, что Рианчо говорит программно правильную вещь. И нет оснований полагать, что он прежде думал по-иному. Кроме одного.

Рианчо не глупый человек. Все его заявления так или иначе пересекаются с недавним прошлым «Спартака», если в них вникать. Пересекаются с теми вещами, которые в СМИ считались проблемными. Можно, к примеру, вернуться к тексту Игоря Рабинера прошлого года с названием «Спартак: семьи больше нет». Проблематика обозначалась и пересекалась с высказыванием в свое время от Карреры: «прежде, чем стать командой, мы стали семьей».

Рианчо не мог этого не знать и не изучать, и как человек, возглавивший команду в трудный период, он делает на этом акцент еще и по причине того, что это действительно «проблема».

Здесь он действительно должен вызывать уважение и поддержку.

«Прощение блудного сына»

Однако у меня он этих чувств не вызывает. Предвзятость.

«Когда в семье проблемы, она объединяется и борется вместе… Блудному сыну надо дать шанс, а тут ощущение, что никто никого не прощал».

Совершенно правильно. Программно правильно. Есть ли сильные аргументы, чтобы ненавидеть Глушакова? Освистывать его? Оскорблять "резиновым изделием №2"? Хоть одна убедительная? Кроме того, что он поставил «лайк» под постом, оскорбляющим главного тренера.

Таких аргументов нет. Есть домыслы.

Эти домыслы людей основаны на информации. Информация первая, публиковавшаяся в СМИ и никем не опровергнутая: между Массимо Каррерой и Денисом Глушаковым был конфликт. Более того, наличие этого конфликта подтвердил сам Рианчо на вчерашней пресс-конференции.

Информация вторая: в СМИ попадали расклады из раздевалки. Достаточно вспомнить того же Рабинера и фразу Массимо из раздевалки, которую Игорь Яковлевич передал обществу: "Вы хотите, чтобы я ушел? Вы этого хотите"?

Поскольку Рабинер не является мылом в спартаковской раздевалке и сомневаюсь, что расставлял там «жучки», эта информация «слита». Кем? Здесь опять же у людей могут быть только домыслы: Пилипчуком, Глушаковым, конфликты с которыми были у Карреры по данным СМИ. Кем угодно, но точно тем, кто хотел эту информацию донести.

Информация третья: «лайк». То самое единственное твердое основание у людей не воспринимать Глушакова.

Информация четвертая: пренебрежительная фраза Массимо Карреры про «так называемого капитана».

Вся эта информация пересекается друг с другом и порождает домыслы. И пока эти домыслы не будут опровергнуты, у людей есть основание не прощать "блудного сына". Поскольку они, опираясь на ту информацию, которую им дают, домысливают и имеют причину подозревать в нечестности конкретного человека.

Чтобы «блудного сына» простили эти домыслы должны быть «разбиты» информацией. И назвав Рианчо не глупым человеком, я убежден, что он не может этого не понимать. Но ведет он себя как человек с другой планеты, оказавшийся в земной реальности и искренне недоумевая. Но искренне ли?

«Да. В этом вопросе (прим. – Глушакова и Ещенко) у меня с Каррерой всегда были разные мнения. Игроки – это инструменты. Если они у тебя есть в распоряжении, то их надо использовать».

Это ответ на вопрос о возвращении в состав «блудных сыновей».

Рианчо не мог не знать, что причина отстранения Глушакова и Ещенко не в том, что они плохие «инструменты» или «стаканы», а именно в конфликте, наличие которого Рауль сам и подтвердил вчера.

Но он отвечает гораздо шире, чем емким: «это хорошие футболисты, я, как исполняющий обязанности тренера так решил, потому что неправильно не пользоваться ими». Он добавляет к этому прямое осуждение действий Массимо Карреры: «я был против». Это, минимум, не корректно.

Максимум: если ты говоришь об этом на публику, ты говорил об этом и внутри коллектива. Причем, вероятно, не только лично Массимо, но и самим футболистам: «я тот человек, который очень много общается с игроками. Поэтому я встретился с ними, сказал, что они ценные кадры. Более того, еще до отставки Массимо Карреры ко мне подходили многие футболисты и просили их вернуть».

Не глупый человек Рауль Рианчо открыто заявляет о том, что был конфликт и в этом конфликте он был на стороне футболистов. Человек, никакого отношения не имевший к конфликту («я этих игроков не приводил»), задачей которого прежде всего было помогать главному тренеру. Помогать с тактикой, с организацией игры. Помогать и не проявлять свое «я» пока этому «я» не дозволено будет проявиться.

Но исходя из его же слов, он проявлял себя гораздо больше, чем просто помощник. Он сближался с футболистами и внутри команды вполне мог до них доносить мысли о том, в чем не прав главный тренер.

Когда человек открыто говорит, что он общался с игроками и они «просили», улучшению ситуации внутри команды это точно не способствует. Более того, проявление «я» помощника, кем бы он ни был: Пилипчук, Рианчо, и как бы оно не проявлялось: внутри команды, через СМИ («тактика Пилипчука», «тренировочный процесс Рианчо») всегда подрывает авторитет главного тренера.

Авторитет Массимо подрывался второй год. Рианчо этот авторитет окончательно уничтожил.

Здесь мне вспомнилась фраза Массимо, не дословно, что лучше уж ассистент будет себя проявлять, прыгая у бровки, чем за спиной, говоря игрокам, что я бы тебя поставил в состав, но вот главный тренер мешает.

И все это – второй аргумент, почему я предвзят к Рианчо.

«Всегда виноваты оба»

В детстве, когда отец запрещал мне играть на компьютере или смотреть мои любимые фильмы про ВОВ из-за моего плохого поведения, мать старалась не вмешиваться. Она понимала, что любое ее поощрение, проявление жалости ко мне и решение в противовес отцу, подорвет авторитет папы в глазах наивного ребенка, который, как и все дети, живет эмоциями и является психологическим манипулятором, ориентируясь либо на того, кто сильнее либо на того, кто жалостливее. Ребенок боится силы, и ребенок хорошо чувствует снисхождение.

Если бы она что-то делала бы наперекор отцу, видя ее жалость ко мне, истерикой я бы всегда добивался ее жалости и любое решение отца можно было бы «обжаловть». Я бы не боялся отца, потому что не видел бы в нем силы, если мать все время меня жалеет и решения отца легко нарушить.

Справедливости ради, моей маме не всегда хватало стойкости и такими истериками я иногда добивался обжалования. Это психология семьи. Однако по большей части в моей семье незыблем был авторитет отца. Идеально ситуацией было, когда он уходил на работу, и можно было провести «заговор» за его спиной: поиграть на компьютере или посмотреть фильмы или мультики.

Рианчо делая акцент на семье позиционирует себя как «мать». И часто говорит, что в конфликтах всегда виноваты две стороны, а страдают дети. Но как мать, он берет сторону только детей, подрывая авторитет отца, и когда он ушел, принимая решения прямо противоположные, и более того, осуждая решения "отца". 

Таким образом, он завоевывает авторитет у детей, показывая, каким плохим был отец, но сейчас с вами хорошая и жалостливая мама.

Я очень люблю маму. Поэтому в этой части все в пользу Рианчо и нет аргумента моей предвзятости. Но не будь у меня строго отца, возможно, как личность я не стал бы тем человеком, кем я являюсь.

Ему просто надо подумать об этом.

Как и над тем, что на сборах в Австрии были не только игроки основного состава, но и футболисты из "Спартака"-2. И цифра 17 с тем количеством человек, которое было на сборе и могло голосовать, в общем-то, не внушительная. Она дает минимальное преимущество над другими вариантами.

Если ориентироваться на СМИ, это минимальное преимущество могла дать молодежь. И если копаться в истории, то капитаном той команды на тот момент был уже не Глушаков, а Квинси Промес: харизматичный лидер и эгоист по натуре. Футболист регулярно подтверждавший свой авторитет и лидерство для команды на поле.

И если страдают дети, то как минимум один ребенок, даже при таком демократичном решении, пострадал. Самый эгоистичный из этих детей, но никогда этот эгоизм в конфликтной ситуации не проявлявший.

А это демократичное решение, принял, между прочим, строгий отец. Желал ли он делать что-то во благо детей и наладить отношения с "блудным сыном"?

И если говорить о «семье», то ответственность за разрушение понесли не оба, а только один человек – «отец».

А мать эту ответственность разделить не захотела, ибо не в связке. Резонно. Брак по расчету.

Игроки

Я затронул тему Промеса. Его уход Рианчо прокомментировал следующим образом: «корову надо продавать, когда она стоит дорого».

Испанец показал себя хорошим экономистом, но Промес ушел в момент, когда он не поднялся цене (пиковой была цена зимой 2018 года, а не летом), а наоборот его цена была такой, от которой клуб не выиграл. Он даже в 2 раза не превысила цену его покупки. А, между прочим, клуб продавал лучшего легионера последних 3 сезонов в чемпионате и одного из лучших бомбардиров этого чемпионата. К слову, цена Александра Головина была выше на 5 миллионов, а в прессе зимой по поводу цены Промеса назывались суммы отступных от 35 млн и выше.

Промес ушел, потому что сам этого захотел. По крайней мере, такая версия озвучивалась официально. Были ли у него причины? Он не получил Лиги Чемпионов и также играет в Лиги Европы. Он не играет в топ-клубе и не борется за чемпионство. Его там еще не любят, а здесь его обожали.

Возможно, только одна: поиграть в сильном чемпионате, но теряя все это. Сейчас, к слову, он скучает.

Это отступление к тому, что Рианчо хочет разбираться в вопросе, но делает это плохо, но приятно на слух для тех людей, кто сейчас дает ему работу.

Он похож на человека, который хорошо изучил тему. И он очень часто делает отсылки к тому, что хотят слышать определенные люди. Я убежден в этом по следующим причинам: оценка продажи Промеса, «у команды два равноценных состава», «я обсудил возвращение Глушакова и Ещенко в состав с руководством, оно одобрило», все «стаканы» должны быть использованы, «игроки, которые стали чемпионами, не могут разучиться играть», «никогда не видел такого коллектива».

Все эти слова так или иначе пересекаются с высказываниями разных людей прежде. Можно вспоминать объяснения Л. Федуна о продаже Промеса и о том, что она выгодна для клуба. Можно вспоминать высказывания братьев Федунов о силе состава «Спартака» и «полуфинале Лиги Европы». Можно вспоминать надежды Наиля Измайлова на то, что Глушаков и Ешенко «освежат» игру команды. Можно вспоминать прессу и Игоря Рабинера, в частности, после ничьей с «Тосно» в прошлом сезоне на выезде, где он упрекал Массимо в перекладывании ответственности на игроков.

Действительно, не могли футболисты, выигравшие чемпионат разучиться играть. Их разучили.

Поскольку эта часть про игроков, остановлюсь только на «лучшем коллективе». Этими высказываниями, вероятно, Рианчо хочет получить поддержку от коллектива, который часто упрекал в отсутствии "спортивной злости" Массимо Каррера; коллектива, который не мог разучиться играть; коллектива «который бьется, сражается, бежит, но что-то происходит с психологией».

И Рауль видит единственную задачу в том, чтобы «вернуть команде уверенность в своих силах».

Первый матч под его руководством он оценил на «10 из 10» в плане самоотдачи и исполнения установок. Он это особо подчеркнул. Однако последующие три игры показали, что просто психологического импульса этой команде недостаточно. Того импульса, который, возможно, является единственной заслугой Карреры в чемпионский сезон.

Последние матчи также показали, что проблемы команды не в психологии. Ровно также, как в Глазго, она билась с «Зенитом», «Краснодаром», ЦСКА, вырывала игру с «Вильярреалом». И ровно также, как с «Уралом» играла опустошенно против «Ахмата» и «Арсенала».

Касательно чемпионского сезона и рассказа о том, что игроки, выигравшие чемпионат, не могли разучиться играть.

Если вспомнить, как они выиграли чемпионат, по сути «на зубах» и иногда с везением (проигрывая и 0-3 и 0-4), можно лишь говорить о том, что команда выдала сверхмаксимум. А максимум, на который она в принципе способна с тем составом, что у нее был показал постчемпионский сезон: не стабильная и яркая команда, выигравшая бронзу. Команда, которую надо улучшать. И которой надо всегда помнить, что играет не имя, и всегда должна присутствовать спортивная злость.

Человека, который часто делал на этом акцент, возможно даже перегибая, и подчеркивая, что команда, по сути, средняя, не способная выигрывать на классе, сейчас нет. Возможно, этого человека начали недолюбливать из-за этих высказываний (были семьей, а сейчас ты валишь все на нас?).

Сейчас есть человек, который всех жалеет, говорит им какие вы хорошие, и открыто их защищает («ругайте меня, но не ругайте игроков»). Это достойно уважения, прежде всего, коллектива. И коллектив, возможно, будет биться за него, и, возможно, его лидер подойдет к руководству и скажет: не надо никого искать, оставляйте этого тренера.

Ведь логика же такая, Рианчо?

А если что-то пойдет не так, то у тебя контракт всего на 6 месяцев. Ты всегда можешь сказать, что «выжал из игроков максимум» и больше не видишь перспектив. Ты всегда можешь рассказать о том, что просил у президента «заменить часть игроков на других футболистов», но хоть у вас на 80% и совпали взгляды, вы все-таки разошлись.

Ведь правда, Рауль? Ведь эти же вещи, говорил ты как «мать» после Киева?

Это очередной аргумент предвзятого человека для отторжения Рианчо.

«Есть люди, которым очень нужно замолчать»

Когда обижают ребенка, особенно, когда его бьют в коллективе детей за неумение говорить букву «р», за веснушки, за стиль одежды, за лапоухость, мне всегда жалко матерей. Любящая мать, любящие родители вообще, никогда не поймут в таких ситуациях, почему к их ребенку жестоко отнеслись. Они будут его защищать и страдать от той ситуации, которая возникла.

Как «мать» Рианчо защищает детей, и не понимает, почему им свистят, а одного из них оскорбляют. Он призывает заткнуться и при этом говорит, что на свист трибун ему плевать. Он будет принимать решения, которые считает нужным.

Еще до его вчерашней пресс-конференции, зная личность Рианчо по тем коротким фрагментам, которые он дает, я предположил, что он скажет: команда испытывает давление из-за трибун.

Я практически угадал его реальную мысль: «команде нужна поддержка, но болельщики этой поддержки не оказывают. Поэтому я грустный».

Во-первых, это вранье. Трибуны как кричали «Вперед, Спартак!», так и продолжают кричать. И команду они не освистывают. Они кричат против руководства, против конкретного игрока, и против Рауля Рианчо. Команду они поддерживают, но не поддерживают отдельных людей.

Во-вторых, он заявил, что не понимает за что ему как профессионалу кричат неприятные вещи. Не сам ли Рианчо призывал к этому еще несколько дней назад?

В-третьих, он говорит, что на свист ему плевать. Если тебе плевать на группу недовольных людей, почему ты просишь поддержки у них? Потому что считаешь, что они не поддерживают «Спартак», свистя в твой адрес и в адрес Глушакова?

Но вы ли - «Спартак»? Нет, не вы. И ты сам об этом говорил, в очередной раз переплетаясь с тем, кто говорил это прежде и кто вызывал у людей любовь: «Тренеры и футболисты уйдут. Спартак останется».

Ты очень хорошо подготовлен, но твоя речь вновь программна, Рианчо. Очень легко прикрыться ширмой «Спартака» и обвинить людей, которые любят «Спартак» в том, что они его не любят и не поддерживают.

Вы просто заткнитесь, любите «Спартак», что вы свистите? Смиритесь с тем, что ваш капитан Глушаков, Карерры больше нет, а главный тренер я. Заткнитесь и любите. Особенно на фоне слов Массимо Карреры, который призвал людей идти на трибуны и поддерживать команду, потому что он – история.

Очень правильно, Рауль, закрыться этим и призывать любить и поддерживать «Спартак». Не понятно откуда взявшись и открыто говоря о том, что ты здесь «временщик», который может уйти «завтра» или через «шесть месяцев», да и вообще не задержится больше, чем на «шесть месяцев», ты учишь людей, как им правильно болеть за команду. Учишь тому, что они должны делать, а чего не должны. 

Болельщики не лишали команды поддержки. С трибун даже по трансляции слышно: «Спартак» Москва, ты не один! С тобою мы, мы победим» и прочие заряды. А кого любить по отдельности люди сами разберутся. И не надо их затыкать.

И это очередной аргумент для меня, чтобы быть предвзятым к Рианчо.

Тактика

Я не буду больше говорить о «популистских» вещах, которые так или иначе пересекаются со всем, что кто-либо говорил прежде. Рауль это читал, Рауль это повторил. Но это не работает, потому что он блуждает в словах и противоречиях. И моя предвзятость не позволяет мне верить искренности этих слов, хотя они правильные. 

Это не работает также, как не работает его игра и его схема, но которую он упрямо будет использовать дальше. Я бы не касался этого вопроса, если бы не вчерашнее «команда разваливалась» и прочие высказывания. В них суть: вы все делали неправильно, даже выиграли чемпионат неправильно, играя 4-2-3-1, я пришел, проанализировал, и теперь мы будем улучшаться.

Это не его слова, это я предвзято их воспринимаю таким образом, после того, как он сказал, что у этой команды будущее лучше с 4-3-3, чем с 4-2-3-1. 

По факту сейчас есть следующее: с новой тактикой команда впервые в истории проиграла 4 матча дома подряд, чего даже в момент спадов в предыдущей системе команде не допускала ни в чемпионский сезон, ни в переполненный кризисами постчемпионский. Команда провалила первую задачу на сезон и планомерно идет к тому, чтобы провалить остальные. Команда не забивала очень долго с игры в чемпионате. Команда, в конце концов, стала предсказуемой и примитивной, пусть и потеряв одного игрока, но имея еще минимум двоих, которые «налегке» разбегались и уничтожали в ноябре прошлого года ЦСКА, «Зенит» и «Краснодар»: Луиса Адриано и Зе Луиша. Плюс к ним Ханни, Еременко и новичок Ташаев, приход которого летом многих воодушевил. Плюс к этому Мельгарехо, который прошлой осенью был "джокером".

Система, которая плохо работала, была разрушена. Система, которая должна сделать нас лучше – не построена.

И чтобы оправдывать систему, Рианчо начинает очень долго и умно рассказывать о тактике, как он это делал на Украине. На вчерашней пресс-конференции не хватало только тактической доски, чтобы подвигать фишки и быть еще более убедительным.

Более убедительно говорить о том, что «Спартак» до моего прихода жил, в общем-то, не правильно, разваливался и играл «5 на 5», но сейчас я дал команде организацию, которой не было.

«Вот, видишь, Массимо» - сказал я ему после первой игры на сборах, «мы применяем 4-2-3-1, команда разваливается, как в прошлом сезоне».

Команда, к слову, играла с Чертаново, выиграла 3-0, а в ее составе было очень много молодых футболистов и не было, к примеру, Промеса.

Для убедительности про «развал» можно еще сказать, что ты анализировал последние восемь матчей «Спартака» (причем, я убежден, ты анализировал все, не только тактику).

Если брать эти 8 игр в чемпионате, то 4-2-3-1 команда играла в 3 из них, еще в двух 4-4-2, и еще в трех использовала схемы с 3 центральными защитниками. В матчах, где команда использовала схемы 4-2-3-1 и 4-4-2 она действительно на том отрезке проигрывала. И это действительно могло быть поводом, чтобы менять систему. Только если бы новая система не рушила старое, а улучшала его.

Но эта система старое сломала, а нового не дала. «Спартак» был «разбитой» командой? А в схеме 4-3-3 он не оказался в «разбитой» ситуации, когда, к примеру, «Арсенал» забивал третий мяч, проводя классическую контратаку против двух центральных защитников «Спартака». Контратаку, к которой привела привычная даже прежде для «Спартака» ошибка в пасе на чужой половине, обрезающая всех (вспомним гол ЦСКА в матче первого круга прошлого сезона, третий гол «Ахмата» весной»).

«Спартак» был разбитой командой, но в схеме 4-2-3-1 часто пропускал с флангов, особенно с зоны Комбарова (голы «Динамо» и ЦСКА в первом круге прошлого сезона). В схеме 4-3-3 повысилась надежность этого фланга? «Спартак» стал организованнее и перестал быть «разбитой» командой (честно, не знаю, что он имел ввиду под этим словом). Как-то иначе, чем прежде, «Спартаку» забивали голы ПАОК, «Ахмат» и «Урал»?

«Спартак» был разбитой командой, пропуская передачи за спину в схеме 4-2-3-1 от «Атлетик» из Бильбао, но он стал более структурным и надежным, пропуская также от «Рапида» и упомянутого «Арсенала»?

«Четыре футболиста не возвращались, команда растягивалась по вертикали», «пять атаковали, пять оборонялись», «я сделал ставку на тактическую организацию и дисциплину».

В схеме 4-2-3-1 «Спартака» тем пятым обычно был Глушаков, который играл второго опорного, но подключался к атакам. В схеме 4-3-3 у команды один опорный, но два центральных полузащитника, которых Рианчо называет «инсайдами». Они оба вовлечены в атаку и много идут вперед. Команда атакует тем же числом, и также 5 на 5. Я писал уже достаточно текстов про «Спартак» в этом сезоне, в них и видео, и картинки и разбитость без заполнения пространства между двумя линиями (защиты и атаки).

Команда действительно стала тактически более жесткой, но в плане растянутости, что изменилось, если оставались 2 центральных защитника и один опорный сзади, и сейчас ситуация та же? Ничего с точки зрения числа, кроме того, что игроки привязаны к позициям.

«Чудом выиграли у «Черноморца» и «последний матч при Каррере тоже играли 4-2-3-1».

Во-первых, игру с «Арсеналом» команда провела по схеме 4-3-3 и, вероятно, говорится про игру с «Ростовом».

Во-вторых, я в детстве занимался бальными танцами. Но поставь меня танцевать сейчас, я не станцую.

То, что тренировалось когда-то никогда не заработает сразу. Как и 4-3-3 схему 4-2-3-1 также надо было опять наигрывать. Поэтому это довод лишь для того, чтобы сказать «ну я же тебе говорил, Массимо, не в схеме дело».

Просто цифры (а Рианчо любит цифры) говорят о том, что в игре с «Ростовом», который очень хорош в защите в нынешнем сезоне, «Спартак» чаще других команд проникал в его штрафную. И пара этих проникновений в первом тайме была у Ханни, который играл на любимой позиции.

В ответ на это «чудом выиграли в 4-2-3-1» я могу привести в пример игру с «Вильярреалом», где команда провела один из ярчайших отрезков в сезоне, играя именно 4-2-3-1 после замен и выхода Ханни. И играя в этой схеме она переломила матч, чуть не одержав волевую победу и забив два гола с игры.

«Просто вам напоминаю».

Рианчо использует статистику, чтобы подчеркнуть, что схема 4-3-3 хороша: «Спартак» был среди лидеров по прессингу и проникновениям в штрафную.

К прессингу претензий вообще быть не может, кроме той, что прессингует «Спартак» не в чистых 4-3-3, а в схеме 4-5-1. И это важно отметить, потому что тот же Рианчо, но многим ранее, одним из преимуществ схемы 4-3-3 отмечал наличие трех опорных, которые освобождают пару фланговых нападающих от обороны.

Только в реальности «Спартака» эти опорные никого не освобождают (как это происходит у «Ливерпуля») а команда реально работает вместе, где крайние нападающие нагружены защитой. Более того, команда теряет одного игрока впереди, который мог быть использован при быстром получении мяча.

И если говорить о «разбитой» команде, то «Спартак» и 4-2-3-1 строго не использовал в защите и также мог нагружать обороной фланговых игроков, не только Зобнина (в чемпионский сезон и в игре с ЦСКА в ноябре прошлого года), но даже Промеса. Это приводило команду к схеме 4-4-1-1, но у нее был игрок, который на быстрых переходах был ближе к форварду (как пример, второй гол «Спартака» в игре с «Вильярреалом» и роль Ханни в быстром переходе).

Что касается проникновений в штрафную и в принципе статистики. Это тот случай, когда статистика используется для лжи, чтобы оправдать систему. Можно сколько угодно махать цифрами, показывать какие они большие, и считать удары, если надо что-то доказать.

Но вот пример. В текущем сезоне лидером по количеству удачных обводок у «Спартак» является Промес. О чем говорит такая статистика? Наверное, о том, что Промес очень техничен и ловок и лучше всех в команде обыгрывает. Ведь так?

А теперь с другой стороны. Эффективность обводок Промеса в играх за «Спартак» составляла в текущем сезоне 52%. О чем это говорит? Наверное, о том, что Промес все-таки не такой крутой как кажется. Оказывается, только в половине случаев его обводка дает результат. Да и вообще, если не вникать в суть, можно заявить, что Промес не очень техничный и ловкий как Зобнин, у которого эффективность выше (62%) или Комбаров (61%).

Эти примеры показывают, как можно управлять статистикой, чтобы доказать совершенно разные вещи. Как статистика работает без сути – игры. Когда один человек обыгрывает реально 1 в 1, а другому порой приходится обыгрывать двух на ограниченном пространстве.

И когда Ринчо говорит о проникновениях в штрафную, опираясь на InStat, он умалчивает про то, что количество обостряющих и острых передач у «Спартак» долгое время в схеме 4-3-3 не превышало 10 за матч, что в полтора-два раза ниже показателей чемпионского и постчемпионского сезона, а эти цифры гораздо важнее самих проникновений.

В первых 6 играх сезона среднее значение таких передач было 10 за матч, без учета точных. Сейчас – 13. И это 4-й показатель Лиги. Он ниже, чем у «Краснодара», ЦСКА и «Зенита»,

В сезоне 17/18 таких пасов за матч было 17 и это был 3-й показатель в РПЛ после «Краснодара» и ЦСКА. В сезоне 16/17 таких передач было 22 за матч, и в этом компоненте команда уступала только «Зениту» и «Краснодару».

Что касается числа передач в штрафную, то среднее значение было одинаковым последнее 3 сезона: 33-35 передач в эту зону. Количество не изменилось, но снизилась острота.

Говоря о «разбитой» команде, и любя статистику, Рианчо не упоминает, что в предыдущие 2 сезона, играя неправильную схему, «Спартак» проводил больше единоборств в обороне (95 и 92), чем сейчас (85).

Разница не большая, но она есть. Как и в числе совершаемых перехватов (50 и 52 против 45), которая при «разбитом» варианте обороны выглядит странно.

Мы же о цифрах говорим, не вникая в суть, правильно?

Говоря о преимуществе схемы, Рианчо часто делает упор на наличие трех опорных. Это правда. Но какие преимущества эта схема дает конкретным игрокам, которых он так любит? Стал ли, к примеру, Фернандо более концентрированным игроком от того, что рядом с ним теперь не два игрока, а три?

Матчи с ПАОК и «Ахматом» показали, что нет, не стал. И в момент, когда нужно прикрыть голую зону 11 метров он, как и прежде, «выключается». И два дополнительных опорных, которые есть в этой схеме, от проблемы не спасают. Хотя числом их стало больше.

Если вспомнить вчерашний второй гол «Урала», то забит он был в лучших традициях соперников «Спартака». Ровно также забивал ПАОК: длинная диагональ на фланг Комбарова, перевод на голые 11 метров с фланга. Там был сейчас не Фернандо, а Боккетти и он, глядя на мяч, допустил открывание Ильина перед защитниками, после которого пошла серия добиваний.

К слову, в тот момент, «Спартак» был «разбит»? К примеру, третий опорный на тот момент Еременко был в метрах 30-35 от эпизода.

Это вопрос о качестве игроков при игре на тех позициях, на которых они играют.

Любя своих игроков, Рианчо не любит их качества, он любит свою систему, которую считает лучше прежней, но для которой, как он сам и заявил, у команды нет игроков: нет вингеров, нет умных центральных полузащитников.

Правда, у команды нет Иньесты и Хави, но у команды есть Ханни и Еременко, которые играли долго где угодно, только не в центре, хотя оба креативные и умные игроки.

Правда, у команды нет сильного опорного, но есть Фернандо.

Для меня это один из любимых игроков, но с выраженными слабыми сторонами: концентрация, подвижность. Предыдущая схема эти слабые места нивелировала, но подчеркивала сильные.

Когда команда выходила в атаку через двух опорных, один из них «разгружал» Фернандо, мог стянуть опеку соперников на себя, что давало бразильцу пространство, которое из-за нехватки подвижности он плохо находит сам. В итоге в этой неправильной, ошибочной и «разбитой» системе Фернандо в сезонах 16/17 и 17/18 был очень сильно вовлечен в организацию атак команды, был лидером по передачам (в среднем 64 и 66 точных в сезонах 16/17 и 17/18) и в среднем выполнял не менее 2 обостряющих и острых передач (в чемпионский сезоне не менее 3).

Сейчас Фернандо, будучи единственным опорным, постоянно изолирован в силу своих качеств и без помощи «лишнего» игрока, значительно реже вовлечен в организацию (50 точных передач), уступая в передачах Джикии и Комбарову (два сезона Фе был абсолютным лидером) и выполняя 1 ключевую передачу за матч.

Это цифры. А Рианчо любит цифры. И эти цифры говорят о том, что «Спартак» реже стал использовать сильные стороны одного из своих лучших игроков, но по-прежнему страдает от слабых.

Вспоминая недавнее интервью тренера «Оренбурга» Федотова, в котором он подчеркивает зависимость системы от качеств игроков, хочется спросить у Рианчо, что дает система «Спартаку» в отрыве от качеств его игроков? Или его состав настолько хорош, чтобы наплевать на качества и делать ставку на организацию? Ведь 4-3-3 используют все, кто хочет доминировать в топовых лигах. 

Наплевать на качества Зе Луиша, который всегда был чертовски хорош в подыгрыше (в ср. 26 пасов за матч в сезонах 16-18, 2-3 обострения, 53% точность обострений), а сейчас изолирован от команды в ожидании навеса (в ср. 17 передач за матч, 1-2 обострения, 17% точность обострений).

Наплевать на качества Ханни, который выделялся креативом (в ср. 4 ключевых паса, 59% точность в сезоне 17/18), но имел проблемы с работоспособностью, но даже при этом шел чаще в отбор раньше (в ср. 2 раза), чем сейчас (менее 1 попытки). При этом утратив в кретиве (в ср. 2 ключевых паса, 36% точность), количестве обыгрышей (в ср. 9 раньше, 5 сейчас), но умудряясь при этом хоть как-то созидать: и забивая, и ассистируя.

Наплевать на качества других футболистов, потому что система важнее? Просто ее надо отшлифовать, но в целом она лучше.

А в чем она лучше, кроме теории? Для конкретной команды здесь и сейчас, если она даже результата не дает?

Рианчо согласен с тем, что сейчас «тяжело атаковать флангами», поэтому «используют инсайдов». И эти забегания инсайдов – единственное, что дает строгая система, которую построил Рианчо здесь. И они очень предсказуемые, и часто проходят в ситуации, когда защита соперника «не ломается» (я писал прежде в тактических текстах про «Спартак»).

Выходит так, что у команды нет ни игроков, чтобы созидать, ни разнообразия, но есть система, которую надо шлифовать, потому что с точки зрения теории она лучше.

Кстати, в схеме 4-2-3-1 на один взаимодействующий треугольник теоретически больше, чем в схеме 4-3-3, что по Рианчо плюс схемы.

Кстати, в схеме 4-2-3-1 на фланге можно использовать четырех игроков одновременно, не теряя двух игроков в центре поля (нападающего и опорного), а в схеме 4-3-3 можно использовать только трех игроков одновременно, но если четырех (плюс форварда или опорного) будет потеря игрока в центре поля. Это если говорить об одних и тех же алгоритмах. У 4-2-3-1 одни и те же алгоритмы с 4-4-2, но никак не с 4-3-3.

Это все теория, о которой можно говорить долго. Но она не докажет, что одна система лучше другой. Докажут вот такие же цифры, результаты и качество игры.

И все эти данные доказывают обратное, что система 4-3-3 в том виде «тактической организации», в котором ее использует «Спартак» конкретно для этой команды хуже той системы, которую Рианчо раскритиковал и на «грабли» которой он не хочет больше наступать.

И это последнее, что делает меня предвзятым к Рианчо. Я предубежден относительно него. Я считаю его лицемерным и лживым человеком, «я» которого значительно важнее команды. Его «я» - это система, которую он разрушил, но которую не построил, придя сюда помощником тренера.

Его «я» это обсуждения за спиной тренера перспектив сосланных игроков, чего он не скрывает.

Его «я» это лицемерие по отношению к игрокам, которых он любит и защищает, нахваливая их, но не желая получить от них лучшее, используя их по-другому. Более того, говоря еще и о том, что у «Спартака» действительно нет классных футболистов, чтобы так играть.

Его «я» это пренебрежительное «чудом выиграли у «Черноморца», «команда разваливалась» и «мы сыграли одну игру по старой схеме и повторялось то, о чем я говорил» в защиту своей системы. Когда он забывает, что игроки, «выигравшие чемпионат», которые «не могли разучиться играть» чемпионат выиграли именно в схеме 4-2-3-1. В этой схеме они взяли бронзу и разгромили «Севилью». В этой схеме в этом сезоне они перевернули игру с «Вильярреалом».

Его «я», когда он говорит про анализ и забывает, что схему 4-3-3 «Спартак» пусть редко, но тоже использовал, но она никогда не нарушала систему, которая была в команде, и что, в общем-то, 4-3-3 можно использовать иначе, а не только как с двумя дополнительными бегунками в центре полузащиты, которые никак не связаны между собой.

Очень сложно понять, почему Каррера всецело доверял Рианчо и в момент, когда мог все исправить (попытка сыграть 4-2-3-1 с «Черноморцем» и «Ростовом», переход на 4-2-3-1 с «Вильярреалом») не стал продолжать предпринимать этих попыток, а в очередной паузе перед «Енисеем» вновь наигрывал 4-3-3 вместе со своим помощником.

Видимо, испанец слишком убедителен. Но я бы ему не поверил.