ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Легионер «Спартака», которого сломал Дзюба. О травме, штрафных Джикии и русском языке

Защитник Самуэль Жиго перешел в «Спартак» прошлым летом из бельгийского «Гента» и сразу же стал лидером обороны красно-белых. На старте чемпионата он забил победный гол в ворота «Оренбурга» (1:0) и сделал голевую передачу в игре с «Краснодаром» (1:0). Но, уже в матче 6-го тура против «Зенита» (0:0) Самуэль столкнулся с нападающим питерцев Артёмом Дзюбой и был заменен на 27-й минуте матча. Позже у француза был выявлен полный разрыв передней крестообразной связки коленного сустава.

«НЕ ДУМАЮ, ЧТО ДЗЮБА ХОТЕЛ НАНЕСТИ МНЕ ТРАВМУ»

– Самуэль, как ваше здоровье? Когда вы вернётесь в общую группу?

– Сейчас идёт процесс восстановления. Я пропустил шесть месяцев и теперь неспешно набираю форму. Думаю, скоро буду уже в строю. Во всяком случае, надеюсь на это. Футбол – непредсказуемая вещь, невозможно сказать, что будет завтра. Но я работаю каждый день, занимаюсь индивидуально в зале. И надеюсь, на скорое возвращение на поле.

– Это ваша первая серьезная травма в карьере?

– У меня было одно повреждение, когда я был совсем юн, но я плохо помню тот момент. Так что, можно сказать, что да, это первое моё серьезное повреждение, из-за которого я так много пропустил.

– Вы получили травму после контакта с Артёмом Дзюбой. Осталась обида на него ?

– Нет. Это футбол. Это контактный вид спорта. Поэтому никаких обид на Артёма у меня нет.

– Сам Дзюба не выходил с вами на связь, чтобы извиниться?

– Нет, Дзюба мне не звонил. Некоторым игрокам важно, чтобы перед ними извинились. Но лично я не нуждался в этом.

– Если сейчас мимо вас будет проходить Дзюба, пожмете ему руку?

– Конечно! Я не вижу в этом никаких проблем. Не думаю, что тогда он вступал в борьбу с желанием нанести мне травму.

– После того эпизода вы провели на поле еще несколько минут. Вы не чувствовали боли?

– Сразу после столкновения я почувствовал что-то вроде треска в боковой части колена. Был характерный звук. Несмотря на это, я продолжил играть и не придал этому особого значения и просто забыл о боли. Помню, на поле все вокруг спрашивали меня, всё ли хорошо, могу ли я продолжить. Я сказал, что да, я готов играть. Но на самом деле всё было не так здорово, как я изначально думал. Спустя 1-2 минуты я понял, что что-то не так. Тогда я сказал врачам: «Нет, ребята, похоже для меня сегодня игра закончена». Иногда бывает так, что боль приходит постепенно, а не сразу после контакта. В таких случаях ты просто забываешь о ней и продолжаешь игру. Но потом она всё же берет своё. 

– Эти минуты, которые вы провели на поле после столкновения, не усугубили травму?

– Как я и сказал, что после контакта с Дзюбой я посчитал, что это не серьёзно. Потом решил, что это боковые связки. Тогда в мыслях было, что я пропущу только около двух месяцев или чуть меньше. Но после обследования выяснилось, что это «кресты».

– Всё это время вы работали с физиотерапевтами и тренером по физической подготовке Рамилем Шариповым. Не секрет, что футболисты по-особенному «любят» тренеров по физподготовке, ведь они нещадно нагружают их физическими упражнениями. Наверное Шарипов стал для вас лучшим другом за эти два месяца?

– Ни в коем случае! Нет, нет, нет! (смеется). На самом деле я работаю с ним на протяжении последних двух-трех месяцев. Это очень трудно. И в моральном плане, и в физическом. В самом начале работы было очень тяжело, потому что ты только начинаешь реабилитацию и тебе предстоит долгий путь возвращения на поле. Но после тренировок с ним я начал чувствовать себя гораздо лучше. Спасибо ему за это.

– Были какие-то упражнения, которые давались сложнее всего?

– На самом деле все упражнения давались очень сложно. В некоторых моментах приходилось работать через боль. Больше всего мне запомнился эпизод с одной нашей тренировки во время сборов в Турции. Было жарко. Рамиль заставлял меня заниматься, а я говорил ему: «Тренер, всё! Я не могу продолжать. Это невозможно». В тот момент он очень разозлился на меня, выбросил инвентарь и сказал, что тренировка закончена, он больше не хочет работать со мной. Я ему ответил, что нет, я всё сделаю и готов продолжать. Он кричал: «Давай, давай». Подгонял меня. Но вы не представляете, насколько это было сложно.

Но на самом деле это здорово, потому что нужен такой человек, который будет тебя подгонять и всегда выжимать из тебя максимум. Я ему очень благодарен. Он всегда меня выслушает, поймёт, поддержит и объяснит то, что непонятно.

– Как пережить такую травму в психологическом плане?

– Это трудно описать. Сейчас я начинаю заниматься в общей группе. Когда я на поле, то не думаю об этом. Но за его пределами я часто думаю о той травме. Сейчас мне нужно работать, тренироваться на поле. Когда полноценно вернусь, то уже будет легче.

Сразу после операции в Риме, ко мне приехала моя семья, чтобы поддержать меня. Они сказали важные и нужные слова. Это также было хорошей поддержкой для меня. Но в тоже время, для меня это было трудно, потому что я не хотел, чтобы родные видели меня в таком состоянии. Мне было некомфортно. Лучше, когда твои близкие видят тебя в хорошие моменты.

– На данный момент вы готовы пойти в стык и не убрать ногу? Или пока страшно?

– Возможно, сейчас я еще боюсь. О степени моей готовности можно будет говорить после полноценного обследования. Сейчас, когда я иду в стык, я всё равно убираю ногу. Колено ещё не до конца восстановилось. Когда я вне поля, то очень много думаю об этом. Однако стоит выйти на поле, эти мысли сразу же отходят на задний план и я играю как обычно. Но мой «лучший друг» Рамиль говорит мне, что нужно беречь ногу.

– Испытываете определенное беспокойство в связи с предстоящим возвращением в строй?

– Сейчас, когда я начал заниматься на поле, мы следим за реакцией моего колена. Многие говорят, что не менее важно психологически правильно подойти к возвращению на поле.

– До вас разрыв «крестов» был у Романа Зобнина и Георгия Джикии. Парни как-то делились секретами для скорейшего восстановления?

– Да, я говорил с ними об этой травме. Для меня это было полезно, поскольку они знают, что я чувствую. Они уже прошли через всё это. Несмотря на то, что у нас «кресты», механика повреждения у каждого разная. Но и вправду важно поговорить с кем-то об этом. Сейчас я вижу, что у них всё хорошо, и я тоже к этому стремлюсь.

«ДУМАЮ, «СПАРТАК» ОБЫГРАЕТ «ЗЕНИТ». ДЖИКИЯ ЗАБЬЁТ ГОЛ»

– Вас удивила такая большая пауза в чемпионате России?

– Я сильно удивился этому, потому что два месяца – это действительно очень много. Но это особенность страны. Футболистам правда очень сложно тренироваться и играть в морозную погоду. Возможно, такая пауза в чемпионате – единственный верный выход из ситуации.

– Чем российская лига принципиально отличается о тех, в которых ранее вам доводилось выступать?

– До травмы я сыграл всего в шести матчах и не могу пока сказать о всех тонкостях российской лиги. Это очень контактная лига. Иногда приходится играть против сильных клубов и игроков. Некоторые команды по уровню сопоставимы с клубами, которые играют в Лиге чемпионов и Лиге Европы.

Когда ты играешь за «Спартак», ты понимаешь, что это лучшая команда с фантастическими болельщиками. Ты должен доказывать, что достоин играть за клуб в каждой игре. Для всех других команд матчи против «Спартака» – самые главные в сезоне.

– Как вам рестарт сезона? Довольны результатами, которые демонстрирует команда?

– Изначально сезон складывался для нас не лучшим образом. Но мы всё равно продолжаем бороться, потому что сезон не завершен. Сейчас у нас неплохие позиции и предстоит большая игра. Если мы выигрываем её, то сокращаем отрыв от «Зенита». Впереди еще треть чемпионата, поэтому ничего не потеряно. Не секрет, что мы хотим попасть в Лигу чемпионов, и мы обязательно будем бороться до конца за чемпионство. Пока мы движемся шаг за шагом. На данный момент мы лишь четвертые, но я уверен, что мы способны на большее. Конечно, нас очень расстроил вылет из Кубка России, потому что это еще один трофей. Прежде всего, обидно за болельщиков и за клуб. Но жизнь на этом не заканчивается. Мы будем двигаться дальше вперед.

– С приходом Олега Кононова «Спартак» старается играть в более атакующей манере. Для вас лично такой футбол ближе?

– Все тренеры разные. Кто-то делает акцент на защиту, кто-то – на атаку. Самое важное здесь – итоговый результат. Если ты играешь хорошо, но не выигрываешь, то болельщики это не оценят. Конечно, лучше, когда команда играет в хороший, атакующий футбол.

Что касается меня, я пока не знаю, ближе ли он мне, потому еще не играл в тот футбол, который сейчас ставит нам Олег Кононов. Со стороны это выглядит интересно и мне очень хочется поскорее вернуться на поле. Наша команда играет в высокий прессинг, мне это нравится.

– Команда как-то по особенному готовится к игре с «Зенитом»?

– Я знаю, что «Зенит» – принципиальный соперник для «Спартака» и болельщикам важно, чтобы мы победили в этой игре. Но мы готовимся к этой игре также, как и к другим командам лиги. Но по правде, ребята в команде понимают, что предстоит большая игра и у всех будет запредельная мотивация. К тому же, результат очень важен с турнирной точки зрения.

– Рискнете сделать прогноз?

– Я думаю, что победит «Спартак». Но повторюсь, что футбол – непредсказуемая вещь. Тем более это дерби двух столиц.

– Кто забьёт за «Спартак»?

– Думаю, что мой друг Джика (Жиго произносит фамилию Георгия Джикии именно так, - прим. авт.) точно положит один со штрафного. У него получился шикарный удар в игре с «Динамо».

– Почему он не исполнял штрафные раньше?

– Я объясню: во время тренировки перед «Динамо» мы отрабатывали удары со штрафных. Все игроки били по воротам. И тренер заметил, что каждый удар Джики попадает в цель. И ему доверили штрафной в последнем матче, который он шикарно исполнил. 

«ОТПУСК ПОЛУЧИЛСЯ НЕМНОГО СТРАННЫМ. Я РАБОТАЛ КАЖДЫЙ ДЕНЬ»

– Как вы провели зимний отпуск?

– Он получился немного странным, ведь несмотря на отпуск, я всё равно продолжал работать каждый день над своим коленом. Зимой я успел съездить в свой родной город, побывать дома и повидаться со своими близкими. Это было здорово увидеть их всех.

– В январе в вашей семье случилось замечательное событие: родился сын. Ваша супруга и ребёнок уже переехали в Россию?

– Сейчас мы ждем оформления паспорта для моего сына. Я знаю, что это долгий процесс. Потом нужно будет оформить визу. Пока они с женой во Франции. Я был рядом с ними только во время отпуска и очень соскучился. Но такова жизнь. С этим ничего не поделаешь.

– Как часто удается летать к ним?

– Во время сборов у нас были выходные дни и я летал к ним. Но сейчас это трудно сделать, потому что у нас каждый день проходят тренировки. А чтобы слетать к ним, мне нужно как минимум три свободных дня.

– Вы уже освоились в Москве? У вас есть любимые места в городе?

– По правде говоря, я еще мало, где побывал. Мне очень понравилась Красная площадь. Потрясающее место! В основном я провожу время у себя дома и на базе в Тарасовке. Есть пару заведений, куда бы я сводил друзей из Франции. Я посетил несколько французских ресторанов в городе, но сейчас я бываю там реже, потому что мне нужно соблюдать определенную диету и следить за своим питанием.

– Как вам русская кухня?

– Весьма неплохая. Особенно мне понравился один суп.

– Борщ?

– Да! Он великолепен.

– Вы уже спускались в московское метро?

– Пока нет. Я хочу там побывать, но пока не представилось такой возможности. И еще я боюсь в нем заблудиться, хотя мне сказали, что там есть указатели и на английском. Так что все впереди.

– Многие иностранцы отмечают, что россияне – очень суровые. Что вы скажете по этому поводу?

– Да, люди здесь не особо улыбчивые. Но это не проблема. Кто-то улыбается, кто-то – нет. В Германии, кстати, люди тоже не особенно улыбаются. Так, что это только стереотипы. Я не совсем понимаю людей, которые говорят, что русские суровые. Все люди разные. Никто на улице не подходил ко мне, чтобы покричать и высказать свое недовольство. Но даже если кто-то подойдет, то для меня это не проблема. Мне нравятся злые люди (смеётся).

– Во время тренировки вы говорили некоторые слова на русском. Как вам даётся язык?

– Да, я знаю некоторые слова, которые необходимы для работы и понимания партнеров на поле. До травмы я брал уроки русского, но потом пришлось прекратить. Сейчас я возобновил занятия. Каждый день по несколько часов я посвящаю изучению языка. Скажу, что русский – не самый простой язык. Но я стараюсь говорить с партнерами на нем, потому что это важно для взаимопонимания на футбольном поле.

sport.business-gazeta.ru