ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
РПЛ расширили до 18 команд. Это очень плохая идея, мы к этому не готовы

Федун говорит, что лучше вообще сокращать до 12.

Сегодня РПЛ увеличили до 18 команд, 15 из 16 клубов лиги проголосовали за (против только «Спартак»). Для такой глобальной реформы события развиваются очень стремительно: впервые о возможном расширении сообщили меньше двух недель назад, а сейчас все практически готово. Осталось, чтобы расширение утвердили на исполкоме РФС. Изменения вступят в силу с сезона-19/20

Получается, в новом сезоне, никто, скорее всего, не вылетит из РПЛ напрямую, а 15-е и 16-е место сыграют в стыковых матчах с 3-й и 4-й командами ФНЛ. 

Разберемся, что все это значит.

РПЛ хотели расширить много лет назад, но не вышло

Количество команд в премьер-лиге обсуждают уже очень давно. Пять лет назад Сергей Прядкин утверждал, что расширения хотят все клубы. В 2016-м Виталий Мутко уточнил, что для начала надо дождаться, пока заработает экономика. Видимо, терпения не хватило, поэтому во время чемпионата мира-2018 провели первичное голосование – тогда идею поддержали только шесть команд из нижней восьмерки (один клуб вообще выступил за сокращение). 

Спустя год Евгений Гинер вспомнил о проекте расширения чемпионата на майском исполкоме – и процесс полетел. Важно понимать, что Гинер – давний сторонник увеличения количества команд, он говорит, что 30 матчей нормальным командам недостаточно для тонуса. Но еще в 2016 году Гинер добавлял: «Чтобы улучшить результаты сборной и наших клубов в еврокубках, нужно расширить премьер-лигу – но делать это надо тогда, когда мы увидим, что клубы ФНЛ поднимаются и тянутся за клубами РПЛ». 

Или вот президент РПЛ Сергей Прядкин в декабре 2018-го: «Я за то, чтобы клубов в премьер-лиге было больше. Но у них должна быть финансовая стабильность. Пока не можем найти критерии оценки финансовой стабильности. Письмо от губернатора — это не гарантия, письмо от владельца-частника — тоже».

Спустя полгода мы либо в очередной раз замечаем непоследовательность самых влиятельных людей нашего футбола, либо голосование за расширение фиксирует реальность, которая недоступна нашему восприятию: «клубы ФНЛ поднимаются и тянутся за клубами РПЛ».

Чистая статистика последних лет показывает обратное: многим существовать на уровне РПЛ все сложнее. Областные бюджеты относятся к футболу осторожнее, а рыночных спонсоров недостаточно.

Разве ФНЛ приблизилась к РПЛ? Проверили: нет 

Только за последние два сезона в пустоту рухнули три клуба РПЛ: «Амкар» показал, что бывает, когда дотационный клуб снимают с бюджетной иглы, и превратился в «Звезду» из ПФЛ, «Тосно» скрылся и стал «Ленинградцем» (тоже ПФЛ), а «Анжи», не дождавшийся ни бюджетных денег, ни частных, весь сезон провел в состоянии клинической смерти и уже точно не попадет в ФНЛ (лицензирование – все, максимум для Махачкалы теперь – все та же ПФЛ). 

Случайность? Да нет. Проблема давняя. «Томь» из-за недостатка денег заканчивала сезон-2016/17 беспомощным молодежным составом, который регулярно огребал по три мяча за 90 минут, и так и не решила проблему. В этом сезоне команда изнывала от бедности всю первую половину чемпионата, ее форвард Илья Кухарчук рассказывал, что бутсы приходилось покупать на «Авито» (потому что денег на новые из магазина не хватало), – и только в январе прилетел традиционный спасительный транш от «Газпрома» (400 миллионов рублей). Так «Томь» докатилась до конца сезона и едва-едва не пролезла в РПЛ (в стыках проиграла «Уфе» 1:2, в ответном матче соперник из РПЛ толком не атаковал). Если бы сибирская команда проскочила в высшую лигу, мы бы снова увидели один и тот же сценарий: когда спасительный транш иссыхает, клуб мучается и ждет нового поступления. 

До «Томи» по такому же сценарию отмучилась «Кубань», вылетевшая из РПЛ-2015/16 с дырами в бюджете и без поддержки местных властей, а сезоном ранее в ФНЛ не смогло заявиться и вылетевшее и обнищавшее «Торпедо» (пришлось заново подниматься из ПФЛ). 

То есть в последние 5 сезонов в РПЛ стабильно есть скрюченный, измученный клуб без денег – и на этом безрадостном фоне в лигу приглашают еще две команды из ФНЛ

Может, там все в порядке? Снова проверяем статистику. 

После перехода на систему осень-весна (то есть с сезона-2012/13) в премьер-лигу 20 раз выходили новые команды (некоторые – не один раз, по схеме вышел-вылетел-вернулся). В глобальном смысле они не сделали чемпионат ни более плотным, ни более интересным: 11 команд вылетели в первом же сезоне, еще 3 покинули РПЛ в течение 1-2 последующих чемпионатов.

Закрепились и обжились в вышке за последние 6-7 лет только 4 клуба: «Урал», «Уфа», «Арсенал Тула» и «Динамо». Но ни одному из них никогда бы не понадобилось расширение, их объединяет более-менее мощная финансовая основа: «Урал» собрал деньги от области и двух миллиардеров (Вексельберг, Пумпянский), «Уфа» плотно связана с бюджетом Башкортостана, тульскому «Арсеналу» помогает руководство области (отсюда контракты с «Ростехом», оборонным предприятием «Сплав» и даже «Роснефтью»), «Динамо» – это ВТБ.

Что тогда делать с ФНЛ?

Тенденция очевидна: чтобы переход из ФНЛ в РПЛ получился не турбулентным, нужны связи в окологосударственном бизнесе или очень увлеченный губернатор – в остальных случаях команды вылетают. Еще два клуба среди пробившихся перед сезоном-2018/19 пока остаются («Крылья», влетев в РПЛ, накупили игроков на 2-3 состава, но чуть не стекли в ФНЛ, а «Оренбургу» еще предстоит самое сложное – в этом году он так потерзал лигу благодаря умному тренеру Федотову и его уникальному для регионов тактическому штабу). 

Сергей Прядкин говорил, что письмо от губернатора, что все будет хорошо, – это не гарантия, и обещал беспрецедентно строгий контроль. Спустя полгода РПЛ спокойно приглашает к себе еще два клуба – которые с вероятностью 95% постучатся с тем самым письмом от губернатора.

«Тамбов» получает от правительства области 94% своего годового бюджета (коммерческие партнеры приносят всего 4 с небольшим процента, а доходы в дни матчей едва перешагивают через отметку в 1% – это все официальные данные РФС). Бюджет «Сочи» наполняется Борисом Ротенбергом при помощи городской администрации, «Томь» выживает благодаря вливаниям «Газпрома», а «Нижний Новгород», который точно будет рваться в РПЛ, получает от области 82% всех денег (у многих клубов ФНЛ цифры еще хуже: «СКА Хабаровск» – 93,75%, «Авангард» – 98,11%, «Мордовия» – 97%).

Такую модель можно считать стабильной, только пока покровители добродушны. В остальном реформы было бы логично начинать в ФНЛ. Об этом в инстаграме написал и бывший гендиректор «Локомотива» Илья Геркус: «На сегодня 16 клубов в РПЛ – это идеальная схема проведения турнира. Мы видим, что европейский футбол с каждым годом становится все более конкурентным. Чтобы нам выдержать эту прогрессивную гонку, необходимо как минимум сохранить уровень конкуренции внутри самой лиги. Сначала укрепить фундамент, а затем уже идти вперед.

Первоочередной задачей в этом проекте вижу реформирование ФНЛ, которая автоматически станет катализатором расширения РПЛ. В ФНЛ необходимо выводить на новый уровень буквально все: от разработки новой системы премирования команд за достижение результата до лицензирования стадионов, а вместе с тем и повышения уровня посещаемости. Рост конкуренции в ФНЛ заставит более пристальное внимание обратить на менеджмент клубов, что приведет к главной цели – повышению среднего уровня игры команд. И только тогда можно будет рассмотреть вопрос увеличения количества клубов в РПЛ».

Федун яростно против. У этого чисто экономическое обоснование 

Как и обещал Федун, «Спартак» проголосовал против, потому что расширение – «экономическая глупость». Менеджеры двух топ-клубов РПЛ в разговоре со Sports.ru сказали, что увеличение количества команд наверняка существенно понизит качество лиги.

Два года назад Федун уже говорил, что выгоднее всего сократить лигу до 12 клубов: «Что такое футбол – благотворительность или бизнес? Если будем рассматривать футбол как некий бизнес-процесс, то больше 12 команд иметь нельзя. 12 команд играют в 4 круга или в 2 круга, потом делятся на две шестерки и играют еще 2 круга. Тогда я понимаю, что у меня будет примерно 40 матчей в году, которые будут собирать по 35 тысяч зрителей. И это серьезная добавка в бюджет. Это интересная картинка на телевидении, это повышенное внимание рекламы к такому зрелищу». 

Это не выдумка: 15-я и 16-я команда РПЛ привлекают на трибуны на 10-20% меньшую аудиторию, чем в среднем по сезону. Количественный рост не даст лиге бурного притока аудитории – да, на топ-8 команд будут собираться полные стадионы, но без агрессивного маркетинга, которого в большинстве региональных клубов РПЛ по-прежнему нет, матчи со второй восьмеркой будут проседать. Этот факт легко доказать на примере «Уфы»: она собирает 10224 на «Спартаке» и 5612 на «Анжи» или 5166 на «Рубине» (пока не наступает острая турнирная интрига, цифры падают). 

А где еще добывать деньги на РПЛ? В контексте расширения показательным будет сезон «Тамбова». Он входит в лигу с бюджетом уровня ФНЛ – 370 миллионов рублей – и надеется получить еще 250-300 за счет телевидения и спонсоров. Допустим, 100 миллионов «Тамбову» перечислят по телеконтракту, но еще 150-200 придется заработать самостоятельно. Российские клубы привыкли к государственным и окологосударственным контрактам, которые держат лигу на плаву, а выходить на частный рынок не так выгодно и сложно – потому что там постоянно говорят об эффективности и стоимости каждого контакта с аудиторией. «Чаще всего обеим сторонам не хватает грамотного персонала в сфере спортивного менеджмента и маркетинга. В большинстве федераций и клубов владельцы даже не считают нужным нанимать маркетологов и менеджеров», – говорил о нашем рынке специалист по спонсорским контрактам Филипп Орлов весной 2018-го. С тех почти ничего не изменилось.

Глобальная идея расширения понятна – стадионы, построенные к чемпионату мира, должны работать не в ПФЛ и ФНЛ, а в лучшей лиге. Но эту проблему надо решать не количеством команд, а подходом к бизнес-модели стадиона. После чемпионата мира прошел уже почти год, до истечения программы наследия – всего 4. С 2023 года федеральный бюджет перестанет выделять деньги на содержание стадионов, и тогда минимум 200-300 миллионов рублей в год на арену ЧМ-2018 нужно будет покрывать уже клубу и области. Сейчас все работают в щадящем режиме и могут учиться, но никто, кроме «Зенита» и «Ростова», действительно классной работы не показал. 

Кто-то уже сокращал лигу, как предлагает Федун? 

Помните, как в переходном сезоне-2011/12 лигу разделили на две восьмерки? Это было самое зрелищное время в истории РПЛ. Да, тогда играли другие легионеры, но мы наконец-то почувствовали, что качественный футбол в России бывает не только раз в месяц. Две-три топ-игры за выходные – это возможно не только в АПЛ. 

Тогда мы, по сути, увидели две лиги внутри одной.

Одно из самых мощных сокращений провернули в Венгрии в 2015-м – с 16 клубов сразу до 12. Две команды вылетели сами, а еще четыре выкинули из-за проблем с финансами и лицензированием. Итог – 3 круга и 33 тура.

После сокращения таблица чемпионата Венгрии стала намного плотнее. За четыре сезона до сокращения ни разу не обошлось без жесткого аутсайдера, который не набрал и 20 очков (как это знакомо). Теперь – интрига. 

Все просто: число команд сократили, лучших игроков разобрали оставшиеся клубы, а общий уровень в целом выровнялся. Проходных матчей стало меньше, шансов потерять очки – больше. Таблица сразу получается очень динамичной – например, в одном из сезонов клуб «Пакш» осенью находился около зоны вылета, а весной несколько раз победил, приблизился к четвертому месту на 5 очков и теоретически уже мог претендовать на Лигу Европы (дальше зависело от победителя Кубка Венгрии).

В Европе тоже думают сокращать лиги 

РПЛ стремительно расширяется параллельно с тем, как Андреа Аньелли взрывает европейский футбол проектом Суперлиги (полузакрытая Лига чемпионов с 4 группами по 8 команд – состав не зависит от итогов чемпионата, в лучшем дивизионе остаются 24 из 32 клубов), которая претендует на то, чтобы отжать деньги у национальных чемпионатов. Чтобы матчей между топ-клубами было больше и они поместились в календарь, Аньелли предлагает сократить количество команд в чемпионатах – например, до 14 (в Европе сейчас 18-20 команд).

По мнению Аньелли, это позволит клубам становиться сильнее, развивать бренды по всему миру и зарабатывать. Сергей Прядкин идеей не проникся и сослался на коллег: «Нам впервые представили новый турнир. Пока могу сказать, что та позиция, которую высказывают сейчас, отвергается всеми. 99% членов УЕФА против».

***

В этой ситуации особенно грустно от того, с какой поспешностью и неопределенностью проводятся такие значимые реформы в России. Говоря о 18 командах, менеджеры лишь надеются, что так будет лучше.

Чем оценивать прогресс и когда его ожидать? Кажется, этого еще никто не знает. По классике: как-нибудь потом определимся.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Александр Вильф, Владимир Федоренко, Артур Лебедев; Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein/Bongarts; nemzetisport.hu

Ну почему в РПЛ такой стыдный календарь? Исследование Sports.ru, которое многое объяснит