ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
«Спартак» модный и антикварный. Народное мясо России

Хотя, конечно, где оно, это мерило народности, единственно верное и на все времена уместное? Если честно, нет его вовсе.

Восстание живых мертвецов

«Спартак» – это, разумеется, особое явление в отечественном футболе. В каком-то смысле, феноменальное даже. Сочная история, впечатляющий набор трофеев – это само собой. Самое же главное, с моей, во всяком случае, предвзятой точки зрения, заключается в том, что «Спартак» не оставляет равнодушными никого из российских ценителей футбола.

Одна их часть команду обожает и превозносит до небес, даже, когда та подобного отношения не слишком достойна. Это ее преданные болельщики. Их немало. Другая – ненавидит, презирает и норовит обглумить любые спартаковские проявления, даже если они вполне заслуживают добрых слов. Таких даже больше. И ни на йоту безразличия – вот показатель незаурядности явления.

Собственно, даже название, которое начертали на своих знаменах первые спартаковцы, вполне себе оригинальное. Во всяком случае, надо было изощриться, чтобы взять за образец мятежного гладиатора. В Древнем Риме, скажем, гладиаторы были категорией исключительной. Что-то типа живых мертвецов, которых уже списали со счетов и посвятили богам, а уж, что те движутся по арене и на низменную потеху публике один другого пиками-мечами кромсают – так судьба у них такая.

Неформальные прозвища, прибившиеся к команде уже в ходе ее извилистого пути, тоже, знаете ли, специфичны. Одно только «мясо» чего стоит!

История: кости, вырезка и прочая требуха

Между прочим, «мясо» в значительной степени связано с костями. В смысле, с основой, скелетом сегодняшней истории. Ведь мы толкуем, если вдруг кто-то еще не смекнул, о «народной команде».

На заре своего существования «Спартак» объединял в своих рядах представителей самых разных сфер человеческой деятельности. Что существенно отличало его от прочих советских спортивных обществ, созданных по профессионально-клановым принципам. Скажем, «Динамо» было рассчитано на скромных тружеников внутренних органов. А ЦСКА (ЦДКА, ЦДСА…) – на военных, красивых и здоровенных. В «Спартаке» же и кооператоров можно было обнаружить, и коммунальщиков, и кто его знает еще кого. Даже НЭПмановское содружество мясников тоже туда подтянулось. Намек понятен?

Собственно, изначальное название «Пищевик» было менее пафосным, без претензии на античность, нежели «Спартак». Но зато оно точнее, буквальнее, что ли, получалось. Отражало суть содружества, просто-таки, в лоб. Потом пролетарский элемент стал единственно верным, загегемонировал со страшной силой, торговая аристократия потеснилась и мимикрировала. Вот и пришлось впору имя античного бузотера, воспринимавшегося предтечей революционеров ХХ века.

Антикварный блеск маркетинга

Говорят, что термин «народная команда» генерировал классик и основоположник «Спартака» Брат Старостин. Между прочим, неважно даже, какой именно. Старостины – коллективный образ строителей «спартакизма» в отдельно взятой Стране Советов. В принципе, они квартетом даже могли сформулировать это словосочетание – в любом случае, исключительно удачный получился ход. Сейчас бы можно было сказать – маркетинговый ход. Но случилось это задолго до того, как маркетинг начал свое триумфальное шествие по 1/6 части суши.

В принципе, определение «народная команда» обозначало претензию «Спартака» на полное доминирование в спортивной сфере. Ведь и милиция с чекистами, и армия, и «руки в масле, *опа в мыле, мы работаем на ЗИЛе» – только некоторые сегменты общества. Важные, уважаемые, но лишь части огромного и многовекторного советского народа. А «Спартак», как бы, вырисовывался спортобществом для всех и каждого. Отличная была идея, классово верная, лаконичная, удобная, универсальная.

И с отличной липкой поверхностью. Во всяком случае, как приклеился лейбл «народная команда», так и висит на битом в многочисленных сражениях корпусе «Спартака», не глядя на смены времен и общественных формаций. Теперь это уже устойчивая конструкция, или, по-модному выражаясь, мем. Может, понятно, износиться, потускнеть и забыться на какое-то время, но при необходимости снова сверкнет старинным антикварным блеском – не ярким, зато благородным.

К какому-то другому клубу, во всяком случае, в российском футболе, при всем желании даже, спартаковское определение не перейдет. Недавно случилась вялая попытка сообщить населению, теперь-де не «Спартак» народная команда по сути, а, как раз наоборот, «Локомотив». Кто-то из коллег двинул такую идею. И что? Не прилипло, и шансов на то не было никаких. Публика, даже падкая на хайп, ушками своим чуткими не повела даже.

Один скажет, мол, «народная команда», и это будет гордо. Другой произнесёт ровно то же самое, но с издевкой, как приговор. Но разъяснять точно не придется, и так ясно, что речь идет о «Спартаке».

«Спартак» опубликовал абонементную программу. Болельщики тут же устроили истерику

Как болельщики «Спартака» топят (за) свой клуб

 

Еще больше интересного – на ProstoProSport

Автор: Руслан МАРМАЗОВ

Фото: spartak.com

Facebook