ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Александр Шмурнов: «В России люди заняты всем чем угодно, только не спортом»

Работа в кадре предполагает чрезвычайно насыщенный график. Поэтому выкроить даже час для беседы с заметной персоной порой представляется миссией невыполнимой, делая отсылку к культовому американскому блокбастеру. Нам повезло. В эксклюзивном интервью один из самых востребованных спортивных журналистов и комментаторов российского телевидения Александр Шмурнов рассказал о текущем положении дел на современном медиа-рынке, поделился мнением, почему Россия — далеко не самая спортивная страна, а также сравнил отечественную Премьер-лигу с чемпионатом Албании.

«В Бразилии Роналдиньо едва не убили. Причем трижды»

— Вы работали на многих крупных футбольных турнирах. Расскажите, какой из них был самым ужасным по организации?

— Как-то один польский коллега невольно стал участником следующей анекдотичной ситуации. Я спросил у него: «Ну как тебе в целом Чемпионат Европы?» На что последовал типичный ответ: «Польша блестяще подготовилась к Евро-2012». Такое отношение было у организаторов и в ЮАР, и в Украине, и в Бразилии.

Все эти страны, по правде говоря, были не очень готовы к проведению турниров подобных масштабов. Те же поляки не достроили дороги, а в ЮАР вообще было страшно находиться в некоторых городах. Например, в Дурбан для обеспечения мер безопасности возле стадиона специально сгоняли военную технику.

Йоханнесбург (прим. — столица ЮАР) — это вообще отдельная история. Там тебе прямо указывали: «Вот здесь можешь гулять, а сюда лучше не ходить — застрелят». Бронетранспортеры до этого я видел не раз, поэтому в целом ситуация в ЮАР меня тогда не сильно напугала. Однако все-равно ощущения были не самые комфортные.

— История апартеида до сих пор вносит свои коррективы в окружающую обстановку. А что касается Бразилии?

— Там не понравилась общая помпезность, которую организаторы пытались придать многочисленным фан-фестам. Идея заработать как можно больше денег на проведении различных развлекательных мероприятий с каждым годом работает все хуже. Например, в том же Рио-де-Жанейро на пляже стояли огромные дутики. Около них были разбросаны бутылки пива, кока-колы и прочий мусор.

Толпы народа танцевали на раскаленном песке. А к морю выйти нельзя. И это в сорокоградусную жару! Делать закрытую зону на пляже — это вообще нонсенс. Подобные истории исполнении FIFA мне категорически не нравятся. А в целом, странам третьего мира надо давать столь крупные турниры с большой осторожностью — истории про бразильский чемпионат, я думаю, все читали…

— Расскажите поподробнее.

— Как-то раз иностранные журналисты утром возвращались в гостиницу. Навстречу им вышли два четырнадцатилетних подростка, сделали розочку из бутылки и начали угрожать. Что-либо объяснять им было бесполезно — зарежут, и дело с концом. В этом плане самая поразительная история произошла в городе Порту-Аллегри.

— ?

— По статистике этот город всегда считался самым спокойным населенным пунктом Бразилии. Однако знаменитого нападающего Роналдиньо, когда он ехал подписывать контракт, тогда едва не убили. Причем трижды! Сначала злоумышленники попытались прострелить шины кортежа и тут же ограбить футболиста. С первого раза не вышло.

Однако, когда машина уже умчалась вдаль, через пять километров из кустов выехал уже другой автомобиль без опознавательных знаков. Началась настоящая погоня с перестрелкой. Выяснилось, что это были полицейские. У водителя Роналдиньо проверили документы, а затем отпустили.

Казалось бы, все обошлось… Тем не менее, еще через десять километров кортеж футболиста ждала новая засада. Бандиты вновь остановили машину, и только тот факт, что один из налетчиков узнал форварда, спас тогда игроку жизнь.

— С учетом подобного рода историй, считаете ли вы обоснованным решение Олимпийского комитета провести главные мировые соревнования 2016 года в Рио-де-Жанейро?

— Да. Организация крупных соревнований по-прежнему остается выгодным делом. Такие масштабные турниры останутся прибыльными и в обозримом будущем. Прежде всего для Олимпийского комитета, да и для самих стран тоже. Бразилия в этом плане — не исключение.

Возьмем в качестве примера ту же Японию. Азиатские государства всегда хотели быть на передовых позициях технического прогресса, быть его олицетворением. В послевоенные годы японцам было необходимо восстановить национальное самосознание, поднять общий дух населения. Организация масштабных спортивных мероприятий стала как раз наилучшим выходом из катастрофического положения, в котором оказалось островное государство после поражения во Второй Мировой войне.

В 2020-м году в Японии пройдет уже четвертая олимпиада, и это правильно! (Прим. — олимпиаду в Токио перенесли на 2021-й год в связи с пандемией коронавируса). Как и любые крупные фестивали, такие соревнования принесут в долгосрочной перспективе свои прибыли, причем не только денежные.

Вы показываете всему миру страну, привлекаете новых туристов со всех континентов. Это прежде всего ощутимый имиджевый успех. С другой стороны, доверять организацию олимпиад странам, которым заранее будет трудно справиться с подобной задачей, считаю отрицательной практикой.

— На ваш взгляд, в 2018-м Россия справилась с проведением Чемпионата мира?

— Подготовка страны к мировому первенству была проведена отлично, что еще более раскрепостило меня относительно комментаторской работы. Признаться честно, ждал тогда серьезных просчетов в организации чемпионата в провинциальных городах, например в Саранске или Калининграде. Слава Богу, что мои опасения не подтвердились.

— Комфортно было работать на домашнем ЧМ? 

— Да. На Чемпионате мира в России я никогда не был в одиночестве, в отличие от того же ЧЕ-2016 во Франции, где я частенько оказывался обособленным от партнеров по «Матч-ТВ». До сих пор не могу забыть приятельских выездов на матчи чемпионата мира в Самару с Артемом Шмельковым. В то время я ощущал наибольшую творческую свободу от процесса.

«РПЛ мне интересна примерно так же, как чемпионат Албании»

— Недавно стартовал новый сезон. Чего ожидаете от чемпионата?

— Мне всегда было интересно следить за прогрессом отдельно взятых команд. В этом смысле любопытно будет понаблюдать за «Краснодаром» в борьбе за лигочемпионские места. Еще есть амбициозный молодой состав ЦСКА — клуба, который в текущем межсезонье является самым активным российским игроком на трансферном рынке. Приобрели уже Гайча, Эджуке, возможно еще кого-то купят на перспективу.

Еще есть «Спартак» с новым главным тренером и старыми проблемами… Однако этого пока явно маловато. Интрига этого чемпионата уже давно себя исчерпала. Поэтому мне более конкурентоспособным турниром представляется даже Кубок России, который в этом году впервые за долгое время пройдет в новом формате (прим. — с групповым этапом).

— Но ведь помимо золотых медалей есть же еще и еврокубковые места…

— В этом контексте меня всегда поражала следующая форма сознания у наших команд. «Слушайте, мы сейчас играем такой важный матч чемпионата, что плевать на эту Лигу Европы». Спрашивается, а чего ради вы тогда проводите туры РПЛ? «Ну мы же боремся за попадание в еврокубки!». Это нормально? Вам плевать, во что вы играете! Всегда приводите какие-то отмазки.

— Парадокс.

— Или другой случай. В 1976 году сборная СССР Валерия Лобановского в четвертьфинале Чемпионата Европы впервые в истории проиграла Чехословакии. На пресс-конференции главный тренер нашей команды сказал следующее: «Нам плевать на ЧЕ, мы Олимпиаду в Монреале хотим выиграть». А олимпийскую сборную тренировал в то время Бесков. В итоге его убрали с поста и пригласили Лобановского. С ним главная команда поехала в Канаду и благополучно вылетала из турнира. Где здесь логика?

— Риторический вопрос.

— Занимайтесь каждый своим делом! Бьетесь за высокие места — так играйте в футбол, не придумывайте оправдания. Мне стыдно за наш чемпионат после того, как все российские клубы не попали в плей-офф еврокубков. Поэтому РПЛ мне интересна примерно также, как чемпионат Албании. Вот когда наши команды будут обыгрывать «Реал» как в 1998-м году (прим. «Спартак» — «Реал» 2:1) — тогда посмотрим.

А пока что «Краснодар» после уверенной победы над «Порту» в следующем раунде проигрывает скромному «Олимпиакосу» со счетом 0:4. Вот это для меня показатель нынешнего уровня РПЛ. Футбол для меня — это своего рода театральное представление. Если актеры играют плохо, то мне нечего там смотреть.

— Поможет ли расширение Премьер-лиги до 18 команд повысить общий уровень чемпионата?

— Считаю это не только опрометчивым, но и преступным решением. Основной задачей руководителей РПЛ должно быть существенное увеличение конкурентоспособности команд, выступающих в еврокубках. Если сделать 120 клубов, то средние показатели окажутся на уровне условного «Луча-Энергии».

При таком раскладе сил российские команды никогда не пройдут дальше групповой стадии ЛЧ или ЛЕ. Напротив, если в РПЛ сыграют 12 представителей, средним уровнем будет уже «Ростов». Вот тогда мы будем соревноваться на равных с тем же «Базелем», который недавно разгромил одного из лидеров чемпионата «Краснодар» со счетом 5:1.

— Почему же тогда руководство РПЛ придерживается противоположной логики?                                   

— Те, кто видит в расширении общего количества команд выход из ситуации, преследуют очевидный принцип. Руководство лиги хочет охватить все регионы, в которых построили новые арены к ЧМ-2018. Определенная логика в этом шаге просматривается. С выходом в Премьер-лигу саранской «Мордовии» или калининградской «Балтики» посещаемость их домашних стадионов возрастет. Однако для этого нужно как минимум пять лет, да и выглядеть все это будет довольно неестественно.

Для примера, одно время в СССР уже проводили несколько чемпионатов по принципу «одна республика — один клуб». Однако по сравнению с российскими или украинскими командами условный «Алга» из Киргизии выглядел довольно плачевно. Такие решения неизбежно сказываются на общем уровне соревнований. Та же история и с лимитом на легионеров. Искусственность проводимых процессов не порождает качество. К этой аксиоме в руководстве РПЛ, видимо, пока еще не пришли.

«В России люди заняты всем чем угодно, но только не спортом»

— Вы уже длительное время работаете на телевидении. Как относитесь к конкуренции со стороны других медиа-ресурсов по освещению спортивных соревнований?

— Не вижу здесь никаких поводов для ревности. Считаю, что турниров должно быть много. Неважно, футбольные это чемпионаты или смешанные единоборства. Для сравнения, в Советском Союзе спорта было в тысячу раз меньше. Поэтому хорошая конкуренция всегда важна. Она способствует наращиванию качества контента. Да и для общей популяризации спорта это — дополнительный двигатель.

Зачастую у жителей деревень в отдаленных районах страны есть возможность смотреть лишь федеральные каналы. Поэтому пусть тот же «Первый канал» показывает «Эль-Класико» в прямом эфире — больше народа узнают, что это такое. Ведь у нас далеко не самая спортивная страна. По уровню освещения соревнований мы находимся в самом низу мировых рейтингов. Поэтому для нас крайне важно, чтобы как можно больше людей в стране приобщились к спорту.

— А как сейчас обстоят дела с развитием интернет площадок?

— Нормально. Ведь без оптимального уровня конкуренции на современном диджитал-рынке далеко не уедешь. Например, телеканал «Матч ТВ» на три года терял права на трансляции итальянской Серии А, испанской Ла Лиги — и ничего. У нас есть долгосрочная концепция, и мы ее стараемся придерживаться.

А то, что различные интернет платформы сейчас наращивают свои доли рынка на примере тех же Okko с английской Премьер-лигой или Yandex с НХЛ — так это абсолютно нормально. В России появляются новые площадки, которые охватывают дополнительные соревнования. Что же в этом плохого?

Со временем обязательно будут опробованы новые возможности, так что посмотрим, как все это в итоге будет работать. Заодно получим ответ на принципиальный вопрос — возможно ли в российском сегменте интернета выпустить, правильно упаковать, а затем и продать отдельно взятый чемпионат? Мне даже интересно, получится ли у них (прим. Okko) удержаться на плаву спустя два-три года? Пока что у меня на этот счет есть большие сомнения. Однако буду рад, если подобные проекты в дальнейшем будут развиваться в нашей стране.

— Такие проекты, как Okko или Yandex, cпособствуют общей популяризации спорта в России?

— Да. Люди привыкают к соревнованиям экстра-класса, и это — положительный момент. Однако, на 1400 матчей НХЛ приходится всего лишь 2-3 достойных комментатора, которые способны освещать хоккейные игры. Этого явно недостаточно. На Okko похожая ситуация. 10-15 процентов качественных комментаторов на такую огромную страну — это очень мало. Остальные 90 — руда и шлак, которых невозможно слушать.

Для того, чтобы создать качественный продукт, вы должны продумать абсолютно все: от бизнес модели до творческой составляющей. Недопустимо, чтобы люди, не знающие элементарных правил игр, допускались до комментирования матчей. В этом плане у Yandex сейчас вообще катастрофическая ситуация. Okko же строит более перспективный проект. Однако им еще далеко до того момента, когда их контент станет по-настоящему выгодным на российском рынке.

— Есть ли потенциал у интернет платформ для более широкой раскрутки?

— Нет. На данный момент нынешние показатели посещаемости – это потолок. Это очевидно. Как заставить публику смотреть то, что ей неинтересно? В России люди заняты всем чем угодно, только не спортом. Возьмите телевизионные рейтинги и даже там увидите удручающие цифры. А уж об интернет-трансляциях, в этом плане, вообще говорить не приходиться…

Заработать деньги на спортивном интернет-рынке в России крайне сложно. Для этого нет ни предпосылок, ни ресурсов. Перед разработчиками того или иного ресурса стоит задача дать публике спорт. Но зачем? Бабушки все-равно предпочтут условный «Дом-2» испанскому класико. А тем, кто уже смотрят соревнования по «Матч ТВ», невыгодно платить за трансляции, ведь у них есть бесплатный пакет федеральных каналов.

— Как же тогда исправить отрицательную тенденцию?                       

Нужно постепенно подогревать интерес зрительской аудитории и параллельно строить грамотные бизнес-модели. Ведь показ даже тысячи матчей без комментариев — это еще не та картинка, которой я могу кого-то привлечь. Красивая упаковка тоже играет весомую роль. Об этом не стоит забывать. Поэтому сегодня спортивное интернет-телевидение в России находится, в лучшем случае, на уровне Уганды. И я не вижу достаточных предпосылок для того, чтобы оно бурно прогрессировало в ближайшие пять лет.

«Спортивное телевидение – уникальная история»

— Вы  один из основателей Школы спортивной журналистики. Как и кому пришла идея создания?

— Изначально этот проект задумали судьи. Андрей Будогосский в то время занимал какую-то полуветеранскую должность. Он решил сделать курсы для спортивных журналистов, чтобы они лучше разбирались в судейской тематике. Было это лет десять назад. Коммерции у них никакой тогда не получилось. Проект забуксовал, так и не выйдя на уровень полноценной реализации.                                     

Потом руководители позвали Алика Бегларяна в качестве организатора. Он подошел ко мне и предложил создать собственную школу. Я сразу же согласился. В какой-то момент мы с Аликом решили больше не заниматься исключительно судейскими вопросами и разработали новую концепцию, на которую опираемся до сих пор.

Каждый год мы придумывали новые истории, вводили уникальные методики обучения. И даже сейчас, спустя 10 лет существования школы, мы продолжаем работать над новыми идеями, пытаемся развиваться в ключевом для нас сегменте российского медиа-рынка.

Например, для следующего потока ввели новый курс — логопедию. Это одна из основных составляющих работы в кадре. Ведь важно не только грамотно излагать собственные мысли, но и доносить их до зрителей с помощью артикуляции, хорошей дикции и других выразительных средств. На сегодняшний день в спортивном сегменте мы — единственные на российском рынке. Никто не может сделать ничего подобного по глубине и объему знаний.

— Какими качествами должен обладать журналист на телевидении?

— Смотря какой контент подает тот или иной канал. Я считаю, что спортивное телевидение — это вообще уникальная история! Работать журналистом, рассказывающим о кошках или собаках, может любой человек. Даже тот, кто в принципе не любит животных. Со спортом же такой номер точно не пройдет.

Если вы не горите азартом, это мгновенно считывается. Когда аудитория смотрит театральное представление, зрители заранее знают, что в конце Отелло задушит Дездемону. В спорте же вы должны наслаждаться тем, что не можете предугадать результаты игр или поединков. Задача комментаторов или ведущих состоит в том, чтобы передать заряд напряжения зрителям, захватить их в эмоциональном плане.

Это тоже своего рода драма, только перенесенная на футбольное поле, теннисный корт или баскетбольную площадку. Умение создать атмосферу уединенности с аудиторией — это один из важнейших показателей качественной работы комментатора на телевидении.

— Судя по эфирам, в вашем гардеробе часто меняется количество пиджаков. Это правда?

— Наоборот (прим. смеется). Сейчас прихожу на съемки в одинаковой одежде. Разнообразил дресс-код только в рамках проекта «Футбольное столетие». Сутью этого было соответствие цветовой гаммы моего образа странам и эпохам, описываемым в данной передаче. А вообще не люблю «тройки», галстуки — вообще весь этот официоз. Последнее по необходимости беру на «Матч ТВ». Наиболее комфортно же чувствую себя в джинсах и футболке.

— За что вы вообще любите спорт?

— Больше всего ценю такие качества, как справедливость и непредсказуемость. В спорте должна быть борьба, основанная на конкурентоспособности. Только тогда зрителям будет интересно наблюдать за происходящим на трибунах или по телевизору. Я обожаю сенсации, восхищаюсь гениями! Причем неважно, футбол это или теннис.

Любое нестандартное решение спортсменов вызовет искреннюю радость у зрительской аудитории. Поэтому я хочу, чтобы каждое событие показывало выдающиеся способности профессионалов своего дела. Из-за этого в теннисе болею больше за признанных мастеров, нежели за выскочек, а в футболе мне нравится, когда выигрывают супер-команды.

Например, когда «Брайтон» выстраивает автобус у собственной штрафной и побеждает условную «Барселону» — в этом нет ничего красивого, за такими играми неинтересно наблюдать. Поэтому я искренне переживаю за Бельгию, которая явно не реализовала весь свой потенциал на последних Чемпионатах мира и Европы. Талант игроков должен всегда оказываться выше того или иного тактического рисунка. В этом и заключается вся прелесть футбола и спорта в целом.