ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Соболев может больше не сыграть в этом году. Разбираемся, как и когда он мог получить травму

Матч с Сербией не оставил ни одного положительного впечатления. Вопросы после игры есть ко всем, в том числе к медицинскому штабу, причем не только от болельщиков, но и от клубов. Специально для Metaratings.ru Артём Рыженко разобрал ситуацию.

Газизов раскритиковал тренерский штаб сборной России из-за травмы Соболева

Газизов просил Черчесова поберечь Соболева в матчах сборной России

Что случилось с Соболевым? Ему нужна операция?

К сожалению, я практически уверен, что да. Ее можно отложить до зимней паузы, но я не уверен, что клуб так поступит. Объясню почему. Сборная в своем телеграм канале опубликовала информацию, что у Александра возник блок коленного сустава. Давайте разберемся, что это.

При повреждении хряща или мениска коленного сустава оторвавшийся фрагмент может застрять между суставными поверхностями и заблокировать движение в суставе. Представьте себе, что вы воткнули что-то между шестеренками механизма и они не могут двигаться дальше. Примерно так кусочек мениска или хряща блокирует сустав.

Для начала фрагмент мениска или хряща должен каким-то образом оторваться. Это может возникнуть как остро — прямой результат полученной травмы, так и постепенно, например, как часть дегенеративного процесса — нарушения питания сустава и постепенного разрушения хряща. Такое происходит из-за частых травм сустава, перенесенных операций на нем, индивидуальных особенностей строения сустава и походки либо всего вместе взятого.

Затем этот фрагмент должен попасть в суставную щель таким образом, чтобы заблокировать ее движение. Типичной ситуацией является спуск/подъем по лестнице или подъем из положения сидя (что и случилось), то есть при выпрямлении колена. Пациент чувствует резкую боль, а движение в коленном суставе невозможно и он быстро набухает. Такой механизм блока связан с биомеханикой самого сустава — при разгибании этот фрагмент затягивается в суставную щель и блокирует сгибание.

Что делать? В такой ситуации мы можем лишь обезболить колено при помощи уколов анестетика и удалить лишнюю жидкость из полости сустава (если она появилась), после этих действий блок может саморазрешиться, так как мы сняли спазм, уменьшили отек, и фрагмент может выскочить сам, потому что у него появилось чуть больше места. Но, думаю, вы сами понимаете, что блокирующий фрагмент никуда из сустава не денется и нет никаких гарантий, что блок не произойдёт вновь, поэтому блок сустава — это чаще всего показание к оперативному лечению для удаления оторвавшегося фрагмента.

А без операции можно?

Можно, но при определенных обстоятельствах. Во-первых, мы в таком случае сужаем круг патологий до разрыва мениска, но без отрыва фрагмента. Во-вторых, разрыв должен быть в красной или хотя бы в красно-белой зоне. Объясню, что это такое.

На рисунке коленный сустав сверху, мы смотрим на него с позиции бедренной кости. Полукруглые белые образования — это мениски. Чем ближе его часть к суставной капсуле — тем лучше кровоснабжение и наоборот. В нашем организме работает следующий принцип — чем лучше кровоток, тем лучше заживление. Поэтому если разрыв произошёл в красной или красно-белой зоне, можно рассчитывать на удачное консервативное лечение даже в самых тяжелых случаях. Если в белой, то вероятность такого исхода резко устремляется вниз. Но когда фрагмент мениска оторвался целиком, то рекомендована операция.

Так как на коленный сустав ложится большая нагрузка, то при любом варианте лечения сроки будут варьироваться от 1,5 месяцев до полугода. Всё зависит от объёма вмешательства и выбранной тактики. Сначала мы работаем над улучшением кровотока в коленном суставе, выполняем упражнения без осевой нагрузки, то есть сидя или лёжа. Затем постепенно начинаем вертикализацию, то есть возвращение пациента к привычной нагрузке в положении стоя. Укрепляем мышцы бедра как стабилизаторы колена, проводим тренировки на баланс и координацию (чем они лучше, тем меньше риск в принципе любых новых травм).

Осевую нагрузку возвращаем плавно — поначалу это антигравитационная дорожка, работа в бассейне, на велотренажере. Переходы к следующим этапам реабилитации зависят от индивидуальных показателей — того, как спортсмен переносит нагрузки на текущем этапе, объема безболезненных движений и мышечной силы. Поэтому конкретные сроки назвать точно невозможно, есть лишь средние рамки, о которых я говорил выше. Но всё говорит о том, что в 2020 году Соболев на поле вряд ли появится. 

Второй по популярности вопрос после сроков реабилитации: «Кто виноват?»

Как и в случае с Кокориным, источником споров являются слова Газизова, и они снова максимально противоречивы. Судите сами: сначала он надеется, что Соболев выйдет и забьет Сербии, а потом говорит, что здоровье игрока подвергли опасности. Как это понимать?

«Спартак» говорит, что у Соболева были «проблемы с коленным суставом» и всю документацию сборная получила, что важно, в том числе и МРТ. Но «проблемы» бывают разные: если у Соболева были какие-то дегенеративные изменения хряща или мениска, то это еще не значит, что он не мог играть. Всё зависит от того, как далеко зашли эти изменения. Например, остеоартроз 1-2 степени есть абсолютно у всех футболистов от 20 лет. И он может вызывать дискомфорт, но это решается парой недель тренировок по индивидуальной программе и дозой противовоспалительных препаратов. Боль уходит, но надо понимать — хрящ и мениск остаются измененными.

Этим он и занимался до вызова в сборную — «Спартак» не тренировался, а Газизов в хороших отношениях с Черчесовым. Поэтому отпустить игрока, пусть и с небольшой травмой, в сборную, где он завершит курс реабилитации и получит нагрузку, так как в клубе является игроком ротации, вполне нормальное решение. Будь у Соболева серьезная травма, его бы просто не отпустили.

Затем что-то произошло на тренировке — контакт, неудачное приземление, что угодно. Возникло повреждение мениска, этот фрагмент попал в суставную щель — блок. Плюс даже сам «Спартак» говорит, что направит Сашу на дополнительное обследование, то есть текущая травма — новая, а не пренебрежение старой.

Да и подумайте сами: главный врач сборной, с кем консультируются абсолютно все остальные клубные доктора в случае трудностей, допускает игрока с тяжелой травмой в общую группу? Зачем? Потому что он участвует в заговоре против «Спартака»? Какой смысл? Тем более, если ему даже не нужно было ставить диагноз, а у него был готовый. Я не вижу в этом никакой логики.

Правда в словах Газизова – тоже. Такие жесткие высказывания против сборной без веских аргументов, зная кейс Денисова, могут аукнуться игрокам «Спартака». Если же аргументы есть, то неплохо бы на них посмотреть. Медицина не такая простая и точная наука, как многим кажется, особенно когда это касается спорта. Я с ходу могу назвать вам 3-4 выходивших на поле человека, у которых проблемы с суставами и сухожилиями гораздо серьезнее, но почему-то их клубы отпустили в сборную и не винят ее.

В этом сезоне аномально много травм. В АПЛ уже больше, чем за весь прошлый сезон, игроки открыто возмущаются, но УЕФА не обращает внимания

Черчесов забанил слово «усталость», но она может привести к тяжелым травмам. Как мы устаем и как избежать повреждений?

Подписывайтесь на мой телеграм канал о спортивной медицине, чтобы оперативно узнавать новости из мира травм