ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Подробный тактический разбор субботнего дерби «Спартак» — «Динамо» (1:1).

Стартовый состав «Спартака» оказался абсолютно предсказуемым: тренерский штаб выставил всех сильнейших на поле, включая центральных защитников Джикию и Маслова, относительно которых могли возникнуть медицинские вопросы. Единственная интрига касалась позиции «десятки»: Бакаев или Кокорин? Нынешнее состояние обоих крайне спорно, поэтому явный фаворит не просматривался. Тедеско выбрал Кокорина.

Шварц по сравнению с триумфальным матчем против «Локомотива» провёл сразу шесть перестановок: вернувшийся Ордец занял место в центре обороны, дисквалифицированного Паршивлюка справа заменил Варела, нижним опорником стал Нойштедтер, а не Каборе, Моро вышел «восьмёркой» вместо перебравшего жёлтых карточек Шиманьского, а Комличенко на острие атаки вытеснил молодого Тюкавина. Кроме того, после перенесённой болезни вернулся в ворота Шунин. Но всё это плановые или вынужденные замены, настоящих сюрпризов среди них не было.

Системами тренеры друг друга не удивили. «Спартак» использовал стандартные 3-4-1-2, Шварц применил уже классические для сегодняшнего «Динамо» 4-3-3 с треугольником, вершина которого направлена вниз.

«Спартак» отказался от прессинга и сделал ставку на компактность

После финального свистка Зобнин и Тедеско приоткрыли план на игру: основной задачей красно-белых в первом тайме было не допустить чужих быстрых атак. «Спартак» боялся скоростных качеств Н’Жье и Лесового, видел, как они две недели назад разорвали на пространстве «Локомотив», поэтому исключил самые рискованные вещи в своей игре.

Во-первых, «Спартак» редко разыгрывал мяч через центр при помощи передачи на «десятку» (то есть Кокорина) между линиями. Так снижалась вероятность потерь после чужих перехватов и контратак сквозь насыщенную опорную зону. Об этом мы дополнительно поговорим чуть ниже. Кроме того, ответственная роль при собственных атаках была у центральных защитников: они поднимались очень высоко, чтобы успеть первыми сыграть на подборах при отскоках мяча или атаковать в приём Н’Жье и Лесового, не позволять им принимать мяч и разворачиваться.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Во-вторых, «Спартак» не стал настаивать на агрессивном прессинге. Команда Тедеско откатывалась в средний блок и создавала там компактность. Пара форвардов, Ларссон и Понсе, располагалась достаточно узко по отношению друг к другу, а Кокорин играл по нижнему опорнику (Нойштедтеру). Фланги приоткрывались, интенсивность оборонительных действий повышалась по мере попадания мяча во вторую треть поля. В случае, если «Динамо» пасовало назад на вратаря, игроки «Спартака» до Шунина почти не добегали, особенно в первом тайме.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Если бы «Спартак» шёл в агрессивный прессинг, «Динамо» могло бы разбить его при помощи длинной передачи на Комличенко и работы на подборах в исполнении быстроногих Лесового и Н’Жье. Тедеско не пошёл на такой риск – и, вероятно, оказался прав. За первый тайм красно-белые допустили лишь две чужие быстрые атаки: после персональной ошибки Зобнина на мяче и после пропущенного арбитром фола на Понсе у чужой штрафной. Обе завершились неприятными моментами.

«Динамо» взламывало левый и правый фланги разными способами. Справа строились комбинационные треугольники

В позиционных атаках бело-голубые делали основной акцент на взломах флангового и полуфлангового пространства. Методы были различными. Справа «Динамо» использовало количественное насыщение: к Н’Жье и Вареле, занимавшим широкие позиции, ситуативно смещались один из центральных полузащитников (Моро или Фомин) или Комличенко. При помощи треугольников или даже четырёхугольников команда Шварца заставляла стягиваться к флангу Крала, плюс выдёргивался из зоны Джикия – и в случае прохождения передачи к лицевой линии в створе «Спартака» оставалось два центральных защитника, а не три. Это более комфортная ситуация для флангового прострела.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Успешных прохождений левого фланга «Спартака» от «Динамо» было предостаточно: в первом тайме Н’Жье минимум три раза угрожал воротам, во втором – предпринял ещё одну попытку. С этим тактическим нюансом красно-белые не справились.

Слева «Динамо» пыталось создать изоляции для Лесового. Мозес стал заложником ситуации, хотя Зобнин пытался его страховать

Левый фланг бело-голубых функционировал в другом стиле. Здесь полузащитник Лесовой по умолчанию держал широкую позицию, защитник Скопинцев мог расположиться в полуфланге и ниже. И при разворотах мяча от противоположной бровки «Динамо» старалось быстро доставить мяч на левого полузащитника при помощи двух-трёх быстрых промежуточных передач. В таком случае опорные хавбеки красно-белых не успевали сместиться в зону мяча – и Лесовой оказался один на один против Мозеса.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Многие раскритиковали Мозеса за слабую игру в отборе, но его сложности против столь быстрого и техничного соперника на пространстве абсолютно логичны и предсказуемы. Во-первых, игрок с мячом по умолчанию имеет преимущество, во-вторых, в России не так много защитников, которые справятся с дриблёром такого уровня, как Лесовой. Всего Даниил отметился 16 обводками (12 успешных) – шикарный показатель. Причём пять удачных попыток дриблинга состоялись возле чужой штрафной. Что касается персональной дуэли, то Мозес во всех фазах выиграл у Лесового 7 единоборств и проиграл 11. Явная победа представителя «Динамо».

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Тедеско прогнозировал проблемы на правом фланге обороны, поэтому правым опорником стал именно Зобнин, а не Крал (их эпизодически меняют местами в разных играх). Роман должен был обеспечивать страховку Мозесу в центре, то есть отбирать мяч в ситуациях, когда Лесовой смещался на дриблинге в середину. Нигерийцу достаточно было просто не пускать соперника в сторону лицевой линии – но даже с этим он не справился.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Супермомент Скопинцева во втором тайме – один из примеров создания изоляции для Лесового. На флангах «Спартак» проиграл.

 

 

Кокорин очень много двигался к флангам. В центре между линиями он почти не получал мячи

Игру Кокорина публика также оценила критически, но здесь, в отличие от отборов Мозеса, ситуация не настолько очевидна. Очень интересно, какие задачи ставил Тедеско перед форвардом, вынужденно опустившимся на позицию «десятки». Должен ли он был получать мячи между линиями? Или всё-таки играть в середину продольными пасами, учитывая плотность, было нежелательно? Тем более когда Кокорин оказывался в центре, с ним почти персонально доигрывал Нойштедтер – нижний опорник «Динамо».

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Большинство встреч Кокорина с мячом состоялось на флангах – именно там он предлагал себя, пытался помогать форвардам и крайним защитникам. В первом тайме Александр выполнил ключевую передачу под удар Понсе. Во втором несколько раз помог вылезти под навес Мозесу. Но в целом это была не образцовая игра «десятки» — не хватало резких движений в сторону чужих ворот и обостряющих действий. В опасных зонах Кокорин почти не оказывался, разве что в первом тайме нанёс удар с левой ноги после прострела.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Из плюсов: Кокорин не терял мячи при построении атак, показал внятную вовлечённость в игру (30 передач за 75 минут – пока его рекорд в «Спартаке», 19 полученных пасов – тоже), несколько раз неплохо зацепился в оттяжке. Из минусов: это всё равно не то, что требуется от игрока с его статусом. Кокорина брали, чтобы он решал исходы матчей, а не выполнял вспомогательную роль.

«Спартак» здорово разбивал прессинг «Динамо», заходил в финальную треть, но дальше совсем не было решений

«Динамо» пыталось прессинговать красно-белых в среднем блоке (то есть перекрывало опорников и максимально насыщало центр), а при чужих свободных ударах поднималось даже повыше – «Спартак», например, откатывался назад. Но высокий коллективный отбор бело-голубым не удавался. Даже показатели PPDA у команды Шварца скромные – 16,7 в первом тайме, 17,4 во втором. Всё это немного контрастирует с манерой обороны, она у «Динамо» визуально всё же была чуть агрессивнее.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Главная причина: «Спартак» очень достойно разбивал чужой прессинг, в том числе при ударах от ворот. До перерыва красно-белые трижды выходили на чужую треть под таким давлением – и все три раза через фланги Мозеса. Нигериец хладнокровно работал с мячом и обеспечивал устойчивую под прессингом структуру. Слева такого хладнокровия у красно-белых нет: Джикия часто торопится и упрощает, Айртон также уязвим под давлением. Кажется, соперникам пора разворачивать атаки «Спартака» именно в ту сторону.

Проблема «Спартака» против «Динамо» заключалась в том, что от проникновений в финальную треть не было никакой практической пользы, поскольку не хватало качественных действий с мячом в ключевой стадии атаки. Их не обеспечивал ни Крал, ни Айртон, ни Мозес, ни Ларссон – поэтому и до опасных моментов дело не доходило.

Тедеско и Шварц испугались друг друга. Кокорин сыграл не так слабо, как все говорят

Во втором тайме «Динамо» перестало поддерживать интенсивность оборонительных действий в среднем блоке – из-за этого опорники «Спартака» получили больше свободы.

После перерыва «Динамо» лишилось инициативы: «Спартак» перестал играть вторым номером и стал смелее обращаться с мячом. Бело-голубые не смогли поддерживать интенсивность оборонительных действий в середине, и красно-белым стало ещё проще выходить в атаку. Причём не только за счёт опорников, но и за счёт индивидуального движения центральных защитников.

К 58-й минуте Шварц понял, что наступило время для перестановок: у «Динамо» разладился выход из обороны, плюс на фланге Н’Жье и Варелы возросла активность Айртона. Немецкий тренер выпустил Грулёва и попытался освежить бровку. Но не факт, что эта замена пошла на благо: вскрытий флангового пространства, которыми отмечался Н’Жье (и отметился за минуту до замены), больше не было.

Скопинцев – самый острый игрок «Динамо» во втором тайме. Нанёс четыре удара и должен был забивать больше

В системе Шварца Скопинцев играет не столько в широких точках, сколько в полуфлангах – и благодаря этому часто имеет возможность набегать под удары в зоны второго темпа, приближенных к середине. Удар у Дмитрия шикарный, и «Динамо» этим пользуется. Во втором тайме левый защитник бело-голубых выполнил четыре попытки. Первая – после прострела Моро справа и отскока мяча в опорную зону. Вторая – после очередной обводки Лесового один в один. Зобнин полез страховать Мозеса, а Скопинцев отклеился и получил пас на второй темп. Третья – выход один на один под углом при быстрой атаке. Четвёртая – голевая. Любопытно, что забил он из самой сложной и неявной позиции в модели xG.

«Спартак» пропустил больше быстрых атак во втором тайме, чем в первом. И гол – следствие плохого собственного стандарта

То, о чём Тедеско говорил после матча и что было почти исключено в первом тайме, стало возникать после перерыва: «Спартак» действовал смелее в созидании, но из-за этого возросло число потерь и увеличилось количество быстрых атак от «Динамо». Увеличение опасных моментов от «Динамо» в таких условиях закономерно. Пропущенный «Спартаком» гол – следствие плохого стандарта в атаке и проигранного подбора. Хотя даже в этом случае вряд ли можно говорить о явном моменте, у Скопинцева попросту получился шикарный дальний выстрел.

Зобнин – бесспорный MVP. Потрясающий объём движения во втором тайме и превосходный гол

В первом тайме Роман допустил грубую ошибку при владении и привёз на свои ворота момент с двойным спасением Максименко. Однако этот просчёт Зобнин всецело искупил дальнейшей игрой. Он был очень активным при построении атак (57 передач), показал высочайшую точность пасов – 95% — и стал самым конкретным футболистом в команде. Полузащитник установил личный рекорд по количеству ударов (шесть), в первом тайме сотряс штангу дальним выстрелом, во втором вышел один на один после классного прохода и комбинации с Ларссоном, а в концовке в одиночку придумал спасительный гол.

Одно из несомненных достижений Тедеско в России: Зобнин при нём сильно прибавил в финальной стадии. Раньше он был вообще неэффективен.

Все говорят о кризисе «Спартака». Это очень поспешные суждения

Тедеско прав: пусть «Спартак» не выигрывает третий матч подряд, но из них только один, против «Ростова», был проведён действительно слабо. С «Уралом» и «Динамо» были более внятные матчи. Но – не идеальные. Есть проблемы на флангах обороны, да и остроты в атаке всё же стало меньше – несмотря на успешную доводку мяча к финальной трети. Не в последнюю очередь всё это происходит из-за спада формы у прежних лидеров: очень сдал Бакаев, намного реже сверкает Ларссон, никак не наберёт Кокорин.

Полноценного кризиса у «Спартака» нет точно – структура всё та же, она сложившаяся, устойчивая. И давайте ещё не отбрасывать фактор соперника. «Динамо» в субботу тоже сыграло здорово.

Михаил Гончаров, Чемпионат