ФК Спартак Москва новости, статьи, составы, переходы
Ребров вспоминает время в сборной: шутки Овчинникова, баттлы Дзюбы и Слуцкого, обстрел в Черногории

Всем привет! Пока Россия продолжает отборочный цикл к чемпионату мира, мне бы хотелось вспомнить свой матч сборную в 2015-м против Хорватии.

В этот раз не ограничусь историями и воспоминаниями – в конце текста будет конкурс! Разыгрываю свитер сборной России, в котором я попал в заявку на матч с Черногорией (когда в Игоря Акинфеева прилетела петарда).

Готовы? Тогда поехали!

* * *

Впервые в сборную меня вызвали в 2014-м – на матчи против Азербайджана и Лихтенштейна. Я еще был криворукий вратарь, не для чемпионства. Ощущения, конечно, вау – исполнилась мечта мальчика.

Тренером вратарей тогда был Овчинников – это постоянные шутки-прибаутки, человек вечно на юморе. Он сразу рассказал историю, как пропустил смешной гол на сборах. Шла наполовину подача, наполовину удар, Овчинникову показалось, что мяч уходит за лицевую. Он разворачивается к мальчикам за воротами и говорит: «Давайте быстрее». А они ему испуганно: «Дядя!» И пальцем показывают на сетку. Иваныч поворачивается, а мяч в воротах уже.

Как раз тогда Овчинников сильно похудел. Я спросил: «Иваныч, а ты чего так сбросил-то? Ты же всегда такой здоровый был». Он сказал, что все это благодаря особой диете – надо есть один раз в день, но сколько хочешь (здесь про диету Овчинникова можно прочитать в деталях – Sports.ru). Как мне говорили, Акинфеев тоже на нее перешел, Слуцкий точно пробовал.

Что касается Игоря, то еще до сборной он один раз меня поразил. После ошибки в матче с Кореей я поддержал его в инстаграме – было очень обидно, что все его начали душить. И уже после чемпионата мира перед одним из дерби он ко мне подошел в туннеле и шепнул: «Тем, спасибо за поддержку».

До знакомства с Игорем мне казалось, что он такой весь в себе, интроверт-интроверт, необщительный. На самом деле нет – он приветливый, на шутках, с ним реально классно общаться. Как-то ко мне обратился человек, который раньше мне очень помог. Он болельщик ЦСКА, у него в жизни все есть, а вот футболки ЦСКА не хватало. Было дико неудобно, но позвонил Игорю, объяснил ситуацию. Он мне сделал свой свитер с игры в Лиге чемпионов – вообще без вопросов.

Общение с Капелло в сборной началось с вопроса: «Ты знаешь, почему здесь оказался?» Я ответил, что, возможно, неплохо провел старт чемпионата. Фабио кивнул: «Именно так». Капелло мне до этого казался хмурым, а он подошел с улыбкой, по-доброму.

Вместе со мной и Акинфеевым тогда в сборной был Юра Лодыгин. Помню, вышли на какую-то тренировку, а у него тейп розовый на шее. Я спросил: «Юр, шея болит?» Он такой: «Ну да. Видишь, тейп розовый? А перчатки видишь, тоже розовые? Вратарей же мало, мы должны выделяться». Юра всегда любил экстравагантность. Он как Рене Игита – если мяч летит в него, то не будет его скучно ловить, а обязательно сделает красиво. Да и в обычной жизни любил носить перстни на мизинцах и все такое – короче, любил выделяться.

Раз разыгрываю свитер с матча против Черногории, то давайте ту игру и вспомним.

Сразу всплывает стадион – маленький, древний, толком никаких ограждений между трибунами и скамейкой нет. Комбаров аут бросает, а в него летят зажигалки, монеты, брелки, все что угодно. Мы говорим: «Комбар, собирай все в кучу и неси судье».

Дальше попадают в Игоря, его меняют, а игра-то продолжается. Комбара продолжают закидывать. Он реально гору мусора этого собрал, взял в руки и понес судье. Реф посмотрел на это и говорит: «Все, заканчиваем». На самом деле было даже страшновато – никогда с таким не сталкивался.

После Капелло пришел Слуцкий и сразу привел в сборную психолога. У него было мало времени на знакомство с командой, но срочно были нужны данные по каждому игроку. Сначала мы общались с психологом, а потом со Слуцким. Деталей разговора с психологом уже не вспомню, а с Леонидом Викторовичем диалог был такой: «Артем, ты третий вратарь, но третий вратарь и должен быть такой – надежный, компанейский, должен помогать другим вратарям. Мы с тобой давно знакомы заочно, рад, что наконец-то поработаем вместе». Я тогда прошел со сборной весь отборочный цикл.

Общение Слуцкого, Дзюбы и Васи Березуцкого, конечно, особая тема. Просто бесконечный юмористический баттл на троих. Можно было просто сесть, молча их слушать и наслаждаться. Но как только заходили в раздевалку, весь этот поток заканчивался, сразу атмосфера становилась серьезной. Думаю, в «Рубине» у Слуцкого сейчас то же самое. 

Мне очень хотелось поехать на Евро-2016. Посмотреть на турнир изнутри, как все устроено. Казалось, что к этому и идет. В 2015-м дебютировал в товарищеском матче против Хорватии – при счете 1:0 в нашу пользу вышел на второй тайм.

До игры колошматило, но волнение мгновенно ушло. Пару раз уверенно вышел на выходы, хорошо ввел мяч в игру. Вот только дальше посыпались голы – пропустил три. Я не считаю, что в каком-то виноват. Видимо, Слуцкий был другого мнения. После игры мы с ним обсуждали мой дебют, он сказал: «Мне кажется, в случае с первым голом можно было выйти на перехват. Думаю, в «Спартаке» ты бы вышел». Я ответил: «Леонид Викторович, не уверен». И вот только что пересмотрел – нельзя там было выйти. 

Я очень грустил после той игры, но приехал домой, увидел семью, детей – отпустило. Да, три гола, но ни одного точно не привез, вроде не нагадил. Плюс состав был экспериментальный – в центре обороны играли Васин и Новосельцев. Было непривычно. Ты играешь с людьми впервые и не знаешь, что от них ждать. Нет химии, это очень усложняет взаимодействие вратаря и обороны. Тем более для меня это был первый подобный опыт. Как оказалось, последний.

Дальше зимний перерыв, сборы, а после сборов первый вызов – меня не оказалось даже в расширенном списке. Ближе к Евро-2016 ситуация не изменилась. Я тогда очень расстроился, на несколько дней вообще выпал из жизни. Еще Серегу Песьякова стали наигрывать в «Спартаке», состояние было близким к депрессии. Не могу сказать, что сидел и дома рыдал, но внутри ощущал полную опустошенность. 

Больше задело даже не то, что меня не взяли, а что не позвонили и не объяснили. Позвонил бы Слуцкий и сказал: «Артем, так и так, выбрал другого». И никаких вопросов.

Сейчас, конечно, понимаю, что это просто мои ожидания. И звонить Слуцкий был не обязан, кто я такой вообще. Впереди был большой турнир, давление на него было и до того приличным! Думаю, после той игры с Хорватией он и принял решение, что не подхожу ему. Возможно, анализируя первый гол, убедил себя в том, что в клубе я раскованнее, чем в сборной. Моя гипотеза такая.

А после того, как команда отобралась на Евро-2016, Леонид Викторович всех собрал в ресторане. Сидим, веселимся, ржем, а Слуцкий как тамада слово передает. Все говорят: «Спасибо за цикл, спасибо за работу, тренер, спасибо за работу, команда». Доходит очередь до Ионова, тот встает и говорит: «Леонид Викторович, даже не знаю, что сказать: «Возьмите меня на чемпионат Европы». 

В итоге его, как и меня, отцепили. И Тарасова, который был на той вечеринке с Бузовой, тоже. Кстати, нормальная, прикольная девчонка. Я сначала, конечно, стереотипно о ней думал, а потом познакомился, несколько раз попадали в общие футбольные компании. Умная, интересная девушка – абсолютно другая по сравнению с тем, как многие себе представляют и как видели по телевизору.

Про сборную хочется вот что еще сказать: понятно, что за нее классно играть, но игроки сборных очень мало видят семью. Когда есть дети, это особенно тяжело. Скажу честно, что во время чемпионского сезона, когда был Черчесов и когда меня теоретически могли вызвать, туда даже и не хотелось. Я понимал, что снова буду третьим, а ездить туда ради того, чтобы просто посидеть на скамейке – не знаю даже.

Это, конечно, неправильно, но как есть. Смотрите: мы тогда стали чемпионами, готовились к Лиге чемпионов. Я был готовый, заряженный. И едешь в сборную, а там другой цикл, другие тренеры. И когда ты на две недели выпадаешь из игрового ритма, войти в него тяжело. Ну, когда тебе уже сильно за 30, то смотришь на это так. А когда ты молодой, то это чистый кайф: и за сборную играешь, и остальному миру можешь себя показать, и финансовый фактор тоже. Когда я был в сборной, премиальные за победу были даже больше, чем в клубе. Хотя, уверен, все бы и за бесплатно с радостью бы играли.

Я после Евро-2016 давал интервью и высказал похожее мнение. Сказал, что в сборную уже не хочу, не вижу смысла ехать третьим вратарем, пусть молодой лучше кто-нибудь поедет.

Дальше начался чемпионский сезон, я заиграл, а многие говорили: «Вот, Реброва надо вызывать». Как-то спросили об этом Саламыча, а он ответил: «Артем уже все сказал – в сборную он не хочет».

Видимо, ни он, ни я этого не хотели. Ну и ничего страшного. Понятно, сборная, понятно, деньги, статус, но мне уже было важнее быть в лучшей форме для «Спартака» и чаще видеть семью. 

А теперь, внимание, конкурс!

В 2017 году мной интересовался европейский клуб из топ-5 лиг. Угадаете? Даю подсказку: лиги топовые, а вот клуб не самый топовый.

Кто справится раньше всех, получит мой свитер с игры с Черногорией. Важно: голосовать можно только один раз, засчитывается только первый вариант.

Всем удачи!

«После встречи с Квинси пришел домой счастливым. Будто родного человека встретил». Артем Ребров – о возращении Промеса

«Чтобы сбросить вес перед взвешиванием, люди шли блевать. Валера был в шоке». Артем Ребров – про эпоху Карпина в «Спартаке»

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, Виталий Тимкив, Виталий Белоусов; Gettyimages.ru/Epsilon; East News/AFP/EAST NEWS