Фан-клуб Спартак новости, статьи, составы, переходы
Тактический разбор 27-го тура РПЛ, где чемпионская гонка закончилась, а борьба за еврокубки – обострилась

 

«Енисей» – «Анжи» (3:1)

 

Текст: Владислав Поклоннов

 

Левый край обороны «Енисея» очень уязвим. И «Енисей», и «Анжи» достаточно давно используют модуль с тремя центральными защитниками. Хотя, казалось бы, принципы игры в такой расстановке давно известны и понятны, команды реализовывали их по-своему – согласно тренерской установке – что и привело к разнообразным ошибкам (грубым и не очень).

 

В очередной раз уязвимой зоной у «Енисея» становится позиция левого центрального защитника, на которую Аленичев с завидным упорством ставит номинального опорного полузащитника Бабакара Сарра. В качестве экстренной меры это работает, но не на постоянной основе: для игры на этой позиции у сенегальца банально не хватает выучки. И если с задачей прессинговать соперника, принимающего мяча спиной к чужим воротам и движущегося в сторону от них, он справляется неплохо, грамотно пользуясь своими габаритами и пластикой (8 отборов, 12 возвращённых владений), то с позиционной выучкой всё не так хорошо. Сарр постоянно покупался на «ложное смещение» форварда «Анжи» (обычно это был Понсе, иногда - Закиров), вытягивался со своей позиции. Далее шло диагональное забегание игрока гостей (чаще всего Долгова) и передача или заброс в пустую зону.

 

 

Ещё Бабакару порой не хватает взаимопонимания с партнёрами, он порой принимает довольно странные решения, не понимая действия партнёров. На скриншотах ниже приведены две таких ситуации. В первой Сарр не понял жест рукой Грицаенко и начал двигаться в указанном направлении только после того, как Алексей коснулся мяча. Сделай сенегалец движение вперёд раньше, это бы ускорило развитие атаки. А так – Бабакар попал под давление Понсе у самой боковой линии, развернулся и вернул мяч назад, затормозив игру. Во второй – зачем-то решил продублировать Грицаенко при выбрасывании «Анжи» из-за боковой линии, не беря во внимание ни ускоряющегося Понсе, ни тот факт, что он оставлял Гаджибекова одного в не самой безобидной ситуации.

 

 

 

Если посмотреть на тепловую карту «Анжи», то можно заметить, что основной массив атак махачкалинцев проходил как раз через левую зону хозяев. Виной тому не только Сарр, но и игравший на позиции левого вингбэка Комков. Полузащитник далеко не в первый раз в этом сезоне играет на этой позиции и неплохо выполняет атакующие задачи. Но назад Михаил не всегда отрабатывает с тем же рвением и желанием, что вкупе с неуверенной позиционной игрой Сарра дарило гостям значительное количество атак и контратак через левый фланг.

 

А Валерий Кичин, профильный защитник, проводит весь матч на скамейке.

 

Выход Соболева порушил защитную стратегию «Анжи». На контрасте с «Енисеем» игра центрбэков «Анжи» смотрелась гораздо лучше и увереннее. Особенно выделялся Калошин, что странно: уровень Павла – игра в тройке в команде ФНЛ, он систематически слабо контролирует зону за своей спиной и выигрывает гораздо меньше верховых единоборств, чем должен со своими габаритами. Однако против красноярцев его уровня было достаточно: 26 единоборств (69% успешных), 9 из 12 верховых, 10 возвращённых владений. Он прекрасно поддавливал на приёме развернувшихся лицом к своим воротами нападающих, выключил из игры Костюкова (в отличие от Кутьина, который регулярно смещался ниже, Михаил почти приклеился к защитной линии «Анжи») и снимал воздух после забросов вратаря.

 

Всё было хорошо, пока не пришёл Соболев. 195 см помогали Александру бороться с центрбэками (и Калошиным в частности) в воздухе и побеждать (4/6 за тайм). Соболев хорошо ставил корпус, не позволял оттеснять себя от мяча, поэтому цеплялся за мяч гораздо эффективнее Костюкова, разворачивался и раскидывал простенькие передачи вбок и вперёд на набегающих партнёров, умножая тем самым на ноль работающую ранее стратегию с выдвигающимся наверх защитником.

 

 

После удаления Гиголаева «Анжи» треснул по швам. До удаления Гиголаева «Енисей» не нанёс ни одного удара ногой из штрафной площади – только неопасные тычки головой после навесов и стандартов. После – нанёс 9 ударов (7 – из штрафной), создав 1,34 xG. Причина – плохая игра опорной зоны. Убрав с поля Понсе, Адиев не захотел полностью отказываться от контригры (что похвально) и передал функционал венесуэльца одному из хавбеков – Закирову. При переходе владения к «Анжи» Камиль устремлялся вперёд на позицию второго форварда и поддерживал нападение. Назад возвращаться получалось не всегда, плюс было провисание в концентрации – именно Закиров не уследил за подключением Кутьина из глубины и остался вне штрафной площади во время острой фазы атаки. В итоге Камиль оказался в роли созерцателя первой голевой атаки «Енисея».

 

 

Никуда не делись и старые проблемы: Ондуа дико недисциплинирован, ориентирован на мяч, нарушает построение оборонительного треугольника; Иванченко хорош с мячом и подвижен, если тот находится вблизи, но если игра проходит вдалеке от Ивана – выключается, теряет оппонента, смотрит на мяч. Благодаря его ошибке хозяева повели в счёте.

 

 

И ведь нельзя сказать, что удаление Роланда Гиголаева стало большой неожиданностью. Подобного развития событий можно было ожидать и предотвратить. Дело в том, что крайние защитники «Анжи» встречали вингбэков соперника экстремально высоко – у центральной линии, иногда выше. И если дуэль Ахъядов vs Комков с такой установкой худо-бедно складывалась в пользу Махачкалы, то встречать в таком стиле Данченко, обладающего достаточной скоростью и хоть каким-то дриблингом, - не лучшая идея. Резким разворотом и приёмом в касание Олег убирал спокойно уходил от опекуна. Так Данченко спровоцировал Гиголаева на вторую жёлтую карточку, а также мог посадить на первую Эльмурзаева.

 

«Рубин» – «Оренбург» (2:0)

 

Текст: Сергей Титов

 

План «Рубина» – забросы в зону Афонина. Первый опыт Вадима Афонина в тройке центральных защитников «Оренбурга» в прошлом туре получился скомканным, но из-за травм Ойеволе и Бегича Владимир Федотов продолжил экспериментировать и с обороной в целом, и с позицией Афонина. Он стал левым центральным в тройке, а страхующим защитником вышел Сиваков – наименее очевидный кандидат на роль из тройки Афонин-Сиваков-Шахов. Ставка на профильного опорника снова не сыграла, причём после «Рубина» разглядеть позитив в игре Афонина сложнее, чем после «Арсенала».

 

«Рубин» быстро обозначил зону Афонина, как наиболее уязвимую. В позиционных атаках казанцы использовали вертикальные передачи из средней трети в зону Афонина, часто забрасывали мяч верхом. Правда, есть вопросы по качеству этих передач: Камболов не сделал ни одной, после которой «Рубин» зацепился бы за мяч у правого угла штрафной.

 

 

В контратаках «Рубин» тоже врывался в правый фланг и полуфланг, контролируемые Афониным. Большинство редких моментов с игры казанцы организовали как раз через его зону. Одна из главных причин – расстановка «Оренбурга» при начале атаки, когда Попович смещался левее. Один из пары игроков Афонин-Попович (чаще Афонин) уходил в край, второй располагался примерно на одной горизонтальной линии в полуфланге. После неточной передачи Попович ориентировался на мяч, а Афонин медленно возвращался на позицию – так возникала свободная зона во фланге, которую страховал уже Сиваков.

 

 

Первый гол «Рубина» вырос из похожей контратаки, но там вина Афонина как раз минимальна. Единственное, за что можно предъявить претензии – почему он дал Байрамяну развернуться и отдать передачу после приёма, но здесь гораздо важнее тактические ошибки Малярова (плохо страховал коридор за спиной Афонина) и Поповича (очень поздно среагировал на забегание Башкирова).

 

Другая проблема Афонина – помощь в начале атаки, когда к Вадиму приходил мяч. Он хуже Шахова усвоил принцип фланговых ромбов «Оренбурга», но это даже не главная проблема. В момент приёма его ситуативно накрывал Башкиров, и обычно Афонин отыгрывал назад Сивакову. Но в некоторых эпизодах профильный опорник неоправданно рисковал, отдавая в центр под прессингом. Так Афонин привёз самую опасную контратаку «Рубина» в первом тайме. Причём эти эпизоды Вадим частично провоцировал сам, медленно работая с мячом после приёма.

 

 

«Рубин» очень редко применял прессинг 5v5 по структуре начала атаки «Оренбурга», где каждый готов накрыть каждого после приёма мяча (обычный триггер таких ситуаций – передача Поповича или вингбэка назад). Это лучший пример такого прессинга и пример ошибки Афонина под давлением

 

Бердыев попытался запрессинговать Поповича – не сработало. «Оренбург» снова завязал все позиционные атаки вокруг Поповича, который продолжает удачную адаптацию к роли глубинного плеймейкера. Против «Рубина» словенец сделал 108 передач в привычном стиле (очень много поперечных передач, двигающих атаки в нужный полуфланг, большая часть передач в финальную треть – бьющие линии из полуфлангов), и снова много смещался в полуфланги и даже фланги за мячом. Бердыев попробовал выключить Поповича из билд-апа «Оренбурга» – при начале атак через центральных защитников Полоз должен был перекрывать линию передачи на Поповича, а когда Денис получал мяч близко к флангу, «Рубин» включал прессинг 1v1 по каждому игроку, включая самого Поповича.

 

Словенец снова показал себя очень устойчивым к прессингу глубинным плеймейкером. Он легко уходил от прессингующих игроков «Рубина» в первой линии, находя свободные коридоры для приёма мяча или опускаясь чуть глубже и ближе к центру. В ситуациях, когда казанцы разбирали соперников 1v1, Попович сохранял мяч в поисках идеального решения, продолжающего атаку, и обычно его находил.

 

 

Типичная ситуация для матча. Попович получает пас назад, «Рубин» активирует прессинг

 

 

У Поповича есть вариант с пасом назад, но он долго выисивает вариант и дожидается открывания Мишкича в коридоре между прессингующими нападающими. Попович отдаёт точный пас, Мишкич разворачивает атаку через свободного Афонина – «Оренбург» преодолевает прессинг

 

Попытка «Оренбурга» вскрыть зоны вингбэков через центр. «Оренбург» чаще атаковал правым краем и, помимо стандартных розыгрышей внутри ромба с диагональными передачами низом, предложил ещё один паттерн – его контуры просматривались в матче против ЦСКА. Попович получал мяч в полуфланге и отдавал между линиями под открывание инсайда ближе к центру (в первом тайме такие открывания делал Сутормин, во втором – Алвеш). Пятёрка защитников «Рубина» сужала центр после приёма между линиями, и игроки «Оренбурга» пробовали доводить мяч на фланги, где растягивали Терехов и Малых.

 

 

Пас Поповича в пространство между линиями – сразу два потенциальных адресата

 

 

Сутормин принимает мяч между линиями – Степанов выбрасывается на него. На фланге возникает потенциально большая свободная зона

 

Главная проблема таких атак «Оренбурга» – если мяч доводился на фланг под прострел, штрафная слабо заполнялась, что несвойственно команде, а Деспотович был выключен из игры. При прострелах с флангов Джордже пробовал отваливаться за спину опекающему защитнику, но передачи прерывали до того, как мяч доводили до Деспотовича.

 

«Урал» – «Спартак» (0:1)

 

Текст: Антон Иванов

 

Изменение роли Фернандо в прессинге. Кононов продолжает ставить Фернандо на позицию «десятки», но по сравнению с предыдущими встречами против «Урала» изменились функции бразильца в прессинге на чужой половине поля. Если раньше «десятка» москвичей играла по опорному полузащитнику соперника, в Екатеринбурге Фернандо поднялся в первую линию прессинга и очень часто начинал коллективное давление. Именно на начале движения Фернандо «Спартак» допускал больше всего ошибок в игре без мяча.

 

 

Дело в тайминге и траектории движения бразильца. Фернандо изначально выбирал неправильные для давления ситуации – прессинговал центрального защитника в тройке билд-апа, мог начать движение без готовности его партнеров включиться в эпизод, не контролировал траекторию передачи на опорника (как правило, Бумаля) во вторую линию билд-апа. В итоге у находившегося под давлением защитника (чаще Фернандо давил на Страннберга) всегда было как минимум два варианта – передача на ближнего крайнего защитника Кулакова или Бумаля. Оба без серьезного сопротивления из-за промежуточной позиции Ломовицкого – Александр грамотно располагался в треугольнике опорник-фулбек-вингер «Урала», но не успевал покрывать позиционные ошибки своего партнера.

 

Кроме быстрых переходов с длинными диагоналями на Эль Кабира, «Урал старался играть против «Спартака» низом и после обыгрыша первой линии прессинга «Спартака» хозяева пытались довести мяч до финальной трети через пас на третьего между линиями – за него цеплялся неактивный у чужих ворот, но очень полезный для сохранения владения команды Погребняк, под которого смещался в подыгрыш вингер и Егорычев.

 

 

Кстати, Фернандо повлиял и на прессинг «Урала». До 15-й минуты, пока бразилец не стал опускаться в первые две линии билд-апа и искал свободное пространство между линиями, «Урал» высоко встречал соперника персонально-ориентированным прессингом с триггером давления на приеме мяча Гапонова. «Спартак» с трудом преодолевал давление «Урала» и преимущественно выходил через диагональные передачи на фланг Ломовицкого, где перенасыщали крайний защитник, опорник и Фернандо. Перегруженному флангу помогал развернуть атаку Ещенко. На интенсивные открывания Ещенко реагировал Эль Кабир и практически опускался пятым в линию обороны, оставляя центральную зону для смещений Мельгарехо или кого-то из пары Гулиев-Зобнин. «Спартак» при этом достаточно медленно переводил мяч в центральную зону. 

 

Со смещением Фернандо в глубину внимание Бикфалви стало рассеиваться между бразильцем и Гапоновым, стали выше подниматься крайние защитники хозяев, а крайние хавбеки «Спартака» стали предлагать себя под продольные передачи в полуфланги. Из-за жестких персональных ориентировок Бумаль и Егорычев далеко не всегда успевали перекрывать траектории передач на Мельгарехо и Ломовицкого. 

 

Противоречивый Гапонов. Дебютный матч молодого защитника «Спартака» вышел, мягко говоря, неудачным для всей его команды, а вот в игре с «Уралом» Гапонов смог показать значительно больше своих качеств. Пока что преждевременное резюме: для играющего во владение мячом «Спартака» недостатки Ильи превосходят его достоинства. Гапонов почти безошибочно провел матч с точки зрения обороны, совершив два абсолютно чистых отбора в ситуациях 1-в-1 и дважды перехватив проникающие передачи в штрафную.

 

 

Для своих габаритов Гапонов неплохо координирован и обладает порядочным стартовым рывком. На скриншоте, например, Илья притормаживает и сохраняет последнюю линию «Спартака», но с передачей в штрафную сразу же повторно включается в эпизод и играет корпус-в-корпус в единоборстве без какого-либо намека на фол в своей штрафной. Еще один момент – перехват передачи на выход 1-на-1 в середине первого тайма, когда Илья, плассируясь и подпуская соперника во фланг, среагировал на передачу в середину, развернул корпус тела и успел вовремя сложиться. К плюсам добавим грамотное расположение корпуса тела спиной к своим воротам в створе при позиционных атаках соперника и постоянное сканирование пространства – Гапонов примерно каждые секунды три смотрит в обе стороны, контролируя пространство вокруг себя.

 

 

Перекрывающий достоинства минус – игра с мячом. Илья очень реактивен в движении без мяча при командном владении.  Когда надо, Гапонов не дает лишние пару метров ширины, если Фернандо опускается третьим в билд-ап, не поднимается выше. Когда тот же бразилец стягивает на себя прессинг соперника, Гапонов при приеме мяча сразу же, без оценки расположения соперника на чужой половине поля перекладывает себе мяч под длинную и отрезает вариант для разворота игры через Джикию или вратаря. Гапонову пока всего 19 лет, его не стоит судить окончательно, но пока что Илья – слабое место в и без того хромающем билд-апе «Спартака», и сейчас это куда важнее качества в обороне.

 

«Ахмат» – «Зенит» (1:1)

 

Текст: Алек Кегелес

 

Эксперимент Семака в атаке провалился. Впервые за весну Семак решился на кардинальную смену модуля – интересно, что в атаке «Зенит» играл по модулю 3-4-3, хотя без мяча гости расставлялись по схеме 4-3-3. В первой линии билд-апа Семак использовал стандартную тройку Иванович-Барриос-Ракицкий, над ними располагался Нобоа, еще чуть выше – Оздоев, по флангам – Смольников и Жирков, атакующая тройка – Шатов, Азмун и Дриусси.

 

По идее, Оздоев должен был нагружать полузащитников «Ахмата», располагаясь между Швецом и парой Раванелли-Исмаэл, открываясь в зоны, из которых те уходили на соперников. Дриусси и Шатов должны были открываться между линиями, а движение Оздоева помогало им оставаться в худшем случае 1v1 против крайних центральных защитников «Ахмата» – на деле получалось плохо, особенно у Шатова, который систематически плохо принимал мяч между линиями, еще и спиной к чужим воротам. Когда мяч уходил на фланг, «Зенит» пару раз пытался разрывать хозяев быстрыми комбинациями благодаря все тем же смещениям Оздоева и рывкам Шатова.

 

 

На деле Оздоев далеко не всегда понимал, что нужно делать и как стоит открываться. Нобоа часто смещался не в те зоны, съедал пространство у партнеров в полуфлангах, оставлял центр пустым и так далее. В эпизоде ниже Иванович разбил первую линию давления «Ахмата» и выдал передачу на Нобоа, но полузащитник убрал мяч в полуфланг, а не в менее насыщенный центр (окей, он убрал мяч под рабочую ногу, но все же). Более того, Оздоев вообще не синхронизировал движение с партнером – в этом эпизоде он двигался так, что Швец мог спокойно контролировать и его, и Нобоа; в итоге Кристиан отдал передачу Магомеду, который шел в другую сторону, из-за чего пас получился неточным. Обратите внимание: Дриусси и Шатов вообще не открываются между линий.

 

Описание: https://counterpress.ru/data/upload/RPL%202018-19/RPL.27/%D0%90%D1%85%D0%BC%D0%B0%D1%82%20%D0%97%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%82%20%D0%B2%20%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B4/2.png

 

Перегружать полуфланги и фланги и давить на слабое место 5-3-2, как против «Динамо» во втором тайме, тоже не получалось. По идее, смещавшийся в полуфланги Нобоа должен был либо вытягивать на себя Раванелли или Исмаэла, давая много пространства Ракицкому или Ивановичу, либо сам получать свободу, плюс в любом случае создавать ситуации 1v1 для вингбеков против вингбеков и для Шатова/Дриусси против крайних центральных защитников; дополнительно полуфланг должен был нагружать все тот же Оздоев. На практике Нобоа получал передачу вполоборота к центру, иногда даже на прямых ногах, его быстро накрывали, и Кристиан возвращал мяч в центр. Не помогал ни Оздоев, который редко смещался в нужную зону, ни Шатов, который практически не открывался (Дриусси пытался, но мяч не получал).

 

 

В итоге главным оружием «Зенита» в очередной раз стали забросы: нападающие получали удобную ситуацию 3v3 и ловили забросы, делая ложное движение в центр либо врываясь из глубины; партнеры уводили соперников и тем самым создавали дополнительное пространство. Тем не менее, «Ахмат» очень качественно действовал больше часа: за 64 минуты игры «Зенит» сподобился всего на 3 неопасных удара, два из которых – со стандарта.

 

Периодически «Зенит» то не мог качественно нагрузить фланг и создать хотя бы численное равенство, то вообще делился на первую и третью линию нападения, оставляя зияющую пустоту в центре по старым заветам Манчини.

 

 

Проходить высокий прессинг «Ахмата» 1v1 у «Зенита» тоже получалось крайне редко. Иванов играл по Ивановичу, Мбенг – по Ракицкому, Раванелли высоко поднимался вплоть до Барриоса, Исмаэл накрывал Нобоа, Швец – Оздоева, Мохаммади и Уциев – Смольникова и Жиркова. Высокий прессинг хозяев проваливался только когда часть команды решала откатиться в средний блок: на примере ниже Мохаммади не пошел за Смольниковым, а остался с Шатовым, из-за чего Исмаэл решил накрыть Смольникова. Иванович обманул игроков «Ахмата» и отдал передачу на Нобоа.

 

 

Впрочем, Кристиан потратил два касания на прием, а затем отдал передачу Шатову между линий. От Олега отклеился игрок, не успев передать его другому, но Шатов снова принял мяч спиной к воротам, причем отпустил его на полметра после первого касания – Швец успел накрыть нападающего. Швец вообще провел качественный матч и с мячом, и без мяча.

 

После 60-й минуты стало понятно, что пора возвращаться к истокам. Ракицкий стал гораздо чаще выполнять забросы. Роши вообще не встречал украинца, из-за чего Ярослав получал гораздо больше свободы. «Ахмат» вообще стал играть крайне медленно и пассивно, раз за разом защитники теряли концентрацию и упускали соперников при рывках.

 

 

После выхода Анюкова вместо Смольникова в конце тайма третьим в линию нападения стал приходить Оздоев, а в центре располагался Нобоа (и Эрнани после замены). Затем вместо Оздоева вышел Заболотный – теперь «Зенит» мог спокойно играть в свою игру. Она же и привела к голу гостей.

 

Оборона «Зенита» тоже пострадала от 4-3-3. Буквально с самого начала игры стало видно, что игроки «Зенита» не до конца поняли свои задачи в плане Семака на игру без мяча. Во-первых, Шатов далеко не всегда понимал, стоит ли ему выдергиваться на Плиева или же лучше играть ниже, по Мохаммади. Во-вторых, Нобоа и Оздоев одновременно вылетели на Швеца – Кристиан потом передумал, но одновременное движение зафиксировали. В-третьих, Дриусси без промедления выбросился на Семенова, но был сразу же отыгран пасом на Уциева.

 

 

«Ахмат» – не самая сильная команда в билд-апе под давлением, но некоторые проблему «Зениту» доставлял. Оздоев играл по Швецу в высоком прессинге, Нобоа – по Раванелли, при этом, если Дриусси играл исключительно по Семенову, то Шатов должен был переключаться с Плиева на Исмаэла. Олег не всегда справлялся с двойной задачей в прессинге – классно помогал Барриос, который оставался 1v2 против Иванова и Исмаэла.

 

 

Проблем у «Зенита» было много. Нобоа часто запускал передачи через свою зону передачи, где Барриос разрывался между двумя игроками. Много свободы получали Семенов и Плиев. Движение Швеца тоже периодически смущало игроков «Зенита».

 

 

«Ахмат» часто проникал между линиями. «Зенит» быстро перестраивался, поэтому хозяева не создали много моментов, но потенциально гости могли наказать чемпионов.

 

После травмы Смольникова «Зенит» перестроился на 5-3-2 с Анюковым как правым центральным и Шатовым правым вингбеком – похожее мы уже видели против «Крыльев». В 5-3-2 таких моментов было меньше – впрочем, Нобоа продолжал недоигрывать, а крайние центральные «Ахмата» получили еще больше свободы (последний эпизод со скриншота выше – уже после перехода на 5-3-2).

 

В эпизоде с голом Нобоа четыре раза недоработал: дважды запустил передачу в свою зону, затем не успел накрыть Семенова, а в конце просто не вернулся назад, из-за чего зона 14 «Зенита» совсем опустела – Барриос вылетел помогать Жиркову и Ракицкому, но оказался обыгран. Оздоев тоже сыграл не лучшим образом, вжавшись в штрафную.

 

 

Сразу же после гола Нобоа справедливо заменили на Эрнани. Опасные атаки «Ахмата» прекратились – впрочем, команда Рахимова сама отдала мяч и очень сильно прижалась.

 

«Арсенал» – «Локомотив» (2:0)

 

Текст: Сергей Титов

 

Черевченко перекрыл «Локомотиву» кислород в центре. «Арсенал» не только похоронил чемпионскую гонку, но и выдал лучший матч сезона в плане игры без мяча. Черевченко отказался от прессинга за центральной линией при начале атаки «Локомотива», привязал Джорджевича к Тарасову, глубоко посадил Кангва и Бакаева (часто они располагались на одной линии с Костадиновым и ниже двух центральных полузащитников). Но главное – тотальный контроль центра при позиционной обороне вдалеке от своей штрафной.

 

Как и в предыдущих весенних матчах, игроки в треугольнике центральных полузащитников – Костадинов, Горбатенко и Ткачёв – закрывали зону, а не конкретных игроков. Расположение треугольника было плавающим и зависело от зон, где открывался Алексей Миранчук, который двигался к центру чаще, чем обычно этой весной. Если он смещался в правый полуфланг, к нему приходил Горбатенко – тогда он оказывался на одной линии с Ткачёвым (вместе с ним из четвёрки защитников выбрасывался Альварес), а Костадинов страховал их и читал открывания между линиями Фарфана. Если Алексей Миранчук смещался ещё левее, даже в левый полуфланг, на него реагировал Костадинов, и уже Горбатенко садился на подстраховку.

 

 

Такой прессинг спровоцировал типичную проблему «Локомотива» против закрытых соперников – перекат мяча по U-образной траектории без обострения. Баринов и Алексей Миранчук, постоянно получавшие мяч под давлением, первым касанием возвращали мяч назад. Эдер плохо цеплялся за воздух, а его смещения ближе к левому флангу были бесполезны. Выход из-под флангового прессинга через быстрый перепас Антона Миранчука и Фарфана (типичная комбинация «Локо» весной) тоже читали Горбатенко и Костадинов.

 

Даже если «Локомотив» доставлял мяч в полуфланг или центр внутрь финальной трети, «Арсенал» снова создавал высокую плотность перед штрафной. Типичная ситуация для матча – даже если игрок красно-зелёных принимает мяч в центре, один (здесь Костадинов) накрывает его на мяче и доигрывает по смещению в сторону, второй (Горбатенко) страхует на случай обыгрыша 1v1 и читает пас на Алексея Миранчука. За их спинами узко выстроился блок защитников «Арсенала», блокирующий потенциальный удар.

 

 

Что ещё важнее, «Арсенал» обезопасил центр даже при быстрых переходах «Локомотива» в атаку. Туляки быстро садились назад и создавали плотное скопление в 5-6 игроков по центру – там, где обычно любит лезть «Локо».

 

 

Высокая плотность перед воротами «Арсенала» трансформировалась в убойную статистику – «Локомотив» впервые в сезоне не нанёс ни одного удара из чужой штрафной с игры (все 6 попыток из-за штрафной, 1 удар блокирован). Эти цифры ещё более ценны на фоне того, что туляки играли без ведущего опорника Мохаммеда Кадири, выполняющего огромный объём работы по горизонтали на подстраховке. Костадинов и Горбатенко за счёт чёткой взаимной подстраховки справились и без Кадири.

 

«Арсенал» пользовался проблемами «Локо» в прессинге. В отличие от своего ученика, Юрий Сёмин использовал персональные ориентировки без мяча. Эдер скорее изображал прессинг, располагаясь между двумя центральными защитниками, Фарфан перекрывал Костадинова, а Баринов и Тарасов – Ткачёва и Горбатенко.

 

При начале атак «Арсенал» пользовался слабостью Эдера в прессинге и расположением Алексея Миранчука (он контролировал скорее полуфланг, чем фланг). Григалава затаскивал мяч ближе к флангу – Эдер поздно реагировал на его движение, зато Миранчук бросался на центрального защитника. Так он давал свободу Альваресу на фланге, а Альварес быстро доводил мяч до Кангва, который оставался 1v1 с Игнатьевым, или до Джорджевича, который смещался в полуфланг. Причём даже когда «Арсенал» из-за технического брака недостаточно быстро развивал атаку через левый край – например, в одном из эпизодов Григалава пропустил между ног мяч, отданный точно в ногу – игроки «Локомотива» реагировали на ситуацию либо не сразу, либо неправильно.

 

 

Также «Арсенал» выманивал центральных полузащитников «Локо» персональными ориентировками, создавая большую ширину между ними, и заряжал длинные передачи в сторону Джорджевича. Даже если черногорец не цеплялся за мячи, перед Лукой оставалась широкая зона подбора, куда справа грамотно влетал Бакаев.

 

Разбивая прессинг «Локомотива», туляки выбегали в быстрые фланговые атаки – редкое, что осталось нынешней команде от Олега Кононова. Центральные полузащитники сразу после отбора или перехвата делали вертикальные передачи на Джорджевича или отдавали во фланг. Часто проходили диагонали из правого фланга/полуфланга налево, в зону Игнатьева. Кроме того, перед штрафной игроки «Арсенала» пользовались недостатком плотности «Локо», когда центральные полузащитники смещались на фланговую подстраховку – и Бакаев, и Кангва, и Ткачёв затаскивали мяч в штрафную на смещении в центр и получали ещё немного времени, чтобы подготовить пас на более свободного партнёра.

 

 

«Крылья Советов» – «Уфа» (1:1)

 

Текст: Артемий Коротченко

 

«Уфа» снова использовала ситуативный высокий прессинг. После отрезков интенсивного давления гости откатывались на свою половину в 5-3-2. Пока «Уфа» садилась, Вомбергар и Сысуев 1v1 перекрывали вторую линию билд-апа «Крыльев». Затем, в среднем блоке, первая линия прессинга располагалась по центральной линии и накрывала Шишкина и Тимофеева, только если они уходили за центр.

 

Шишкин при билд-апе часто поднимался выше в левый полуфланг. В правый в таких эпизодах оттягивался Самедов. «Уфа» перестраивалась на 5-4-1 с man-oriented-прессингом по Самедову и Шишкину, вынуждая Тимофеева отдавать либо на фланг, либо назад.

 

 

Перекрытие канала передачи на Самедова – в принципе главная задача Игбуна в мид-блоке (необязательно, чтобы Александр располагался как на скриншоте – Самедов мог смещаться и выше). В результате, Самарджич не мог доставлять мяч на Самедова напрямую, поэтому приходилось играть через открытого Полуяхтова, и уже Владимир пасовал на ход Самедову. На это требовалось время, и «Уфа» успевала перестроиться – Карп накрывал Самедова при таких рывках.

 

Из-за компактности структуры гостей пространство получали центральные защитники «Крыльев». Так как игра самарцев завязана на Зиньковском, главным образом этим должен был пользоваться Рохель. Весной уругваец прибавил в игре на мяче – отдавал на Зиньковского между линий, даже иногда продвигал на рывках, но всё равно это слабый компонент его игры. Часто Рохель ошибался в простых ситуациях (неточно отдавал без давления на Зотова) и предпочитал поперечный пас продвижению мяча на рывке, хотя перед ним была абсолютно свободная зона. Вторым адресатом Рохеля был Корниленко – Агустин низом с левой сильно пасовал белорусу, и тот в касание забрасывал мяч на фланг под ускорения Зотова и Зиньковского.

 

Проблемы «Уфы» в позиционной атаке. После гола «Крылья» не прессинговали в среднем блоке, сразу садясь практически к границе своей трети. И на этом атаки «Уфы» заканчивались. Странно, что Евсеев не использовал главный приём против жёсткой структуры «Крыльев» - перенасыщение зоны между линиями (что сделал, например, тульский «Арсенал» в барселонской голевой атаке).

 

 

Структура «Уфы» обычно выглядела так: тройка защитников, Карп на уровне первой линии «Крыльев» и 3-4 игрока в соседних зонах. Между линиями открывался только Сысуев. При попытке продвижения владения через центральную зону, в центре располагались всего двое игроков «Уфы», которых хозяева легко разбирали 1v1. Так что единственным вариантом доставки мяча вперёд оставались рывки крайних центральных защитников. И Йокич, и Неделчару на таких ранах проходили первую линию «Крыльев», но вариантов для дальнейшего обострения всё равно не имели (в лучшем случае - передача на вингбэка). Также «Уфа» дважды хорошо ловила соперника в переходной фазе, но после гола хозяева не атаковали большим количеством игроков, так что поймать их в переходах было проблематично.

 

 

Карта и баланс передач «Уфы» в первом тайме

 

Во втором тайме «Крылья» выше встречали гостей, но не прессинговали активно. В среднем блоке интенсивность прессинга повысилась. И выглядело это неорганизованно. Определённо сказалась несыгранность самарцев в таком сочетании, но даже со скидкой на это прессинг был слишком разлаженным. При этом Яковлев, который в первом тайме до травмы Самедова играл в первой линии прессинга и выглядел организованнее и грамотнее партнёров (по таймингу выдёргивался, контролировал игроков за спиной, дисциплинированно возвращался в зону), располагался справа в 4-4-2. Вучичевич с Ткачуком - первая линия «Крыльев» - очень слабо контролировали движение Карпа и допускали большие разрывы между собой.

 

Показательно, что даже на таком фоне слабейшей зоной вновь стал фланг Зиньковского. Антон, в отличие от партнёров, достаточно играет на своей позиции, но при прессинге всё равно постоянно допускает одну и ту же (уже системную) ошибку: выдёргивается на соперника с мячом, но располагается так, что канал для передачи на игрока на фланге остаётся открытым. Плюс общая неорганизованность «Крыльев» открывала варианты для передачи в центр.

 

 

Ткачук и совершенно не контролирует Карпа, и недостаточно агрессивно накрывает Неделчару, чтобы румын не успел подготовить пас на Каталина. Зиньковский в полупозиции

 

Главным способом проникновения в финальную треть стали вертикальные передачи низом на Игбуна/Вомбергара и либо их передачи в касание на фланги, либо пас на второго нападающего, обратная передача и затем пас на фланг (это происходило, если первую передачу делал вингбэк –  чтобы он успел подключиться выше по флангу). Но баланс передач (48-118-90) это не улучшило и 68% (с 70-й по 90-ю – 79%) владения «Уфа» конвертировала только в 4 удара с игры и 1 угловой.

 

ЦСКА – «Динамо» (2:2)

 

Текст: Антон Иванов

 

Продолжение экспериментов с Бийолом в атаке. В концовке чемпионата Виктор Гончаренко вынужденно ловит флешбэки из прошлого сезона, когда в условиях кадрового дефицита белорусский специалист для своей команды нашел в опорнике Понтусе Вернблуме таргетмена. В этом сезоне белорусским полем экспериментов стал Яка Бийол, тоже номинальный опорник. В матче с «Анжи» словенец занял одну из инсайдных позиций под Чаловым в схеме 3-4-3 и даже отметился голом. В домашней встрече против «Динамо» без Влашича Яка стал полноценным нападающим в паре, а схема трансформировалась в привычным «армейцам» по началу сезона 3-5-2.

 

 

В отличие от того же Вернблума, снимавшего весь верх, главная задача Бийола – собирание мячей в зоне подбора после длинных забросов на Чалова. В тех случаях, когда защитникам ЦСКА удавалось перебить мяч за спины последней линии «Динамо» и Федор навязывал ей борьбу, Бийол неплохо читал возможную траекторию отскока мяча и сохранял владение для своей команды уже на чужой половине поля. Если же шел более мягкий заброс и мяч не доходил до Чалова, уже сам словенец был вынужден вступать в отбор, а в зону мяча смещались Бистрович, Облков и Щенников, создавая численное большинство на отскоке. Даже при проигранном подборе в зоне мяча у «армейцев» зачастую создавалось численное большинство, позволявшее идти в контрпрессинг.

 

 

После того, как владение ЦСКА переходило на чужую половину поля, как правило, «армейцы» создавали на фланговые треугольники с короткими перепасовками и выводом либо крайнего защитника под навес, либо центрального полузащитника для обостряющей передачи. Если Жо не успевал закрыть линию открываний Щенникова, хозяева организовывали быстрый переход и последующим прострелом в район линии штрафной – как правило, именно там открывается Яка Бийол. По качеству движения без мяча в финальной трети к словенцу нет никаких вопросов, но с дальнейшем принятие решений словенец периодически ошибался, не замечая более выгодные варианты для игры на третьего и ограничивая себе лишь двумя опциями – проникающей на Чалова или самостоятельным ударом.

 

Стандарты ЦСКА – кошмар для «Динамо». Кроме двух забитых голов, «армейцы» создали огромное количество моментов у ворот Шунина после подач с угловых и штрафных из глубины. Причина в слишком жесткой персональной обороне игроков ЦСКА со стороны гостей.

 

Одно из главных достоинств зональной обороны в том, что в случае ее применения команда играет от себя, своей системы и менее подвластна задумкам в розыгрышах тренерского штаба соперника, отчасти сводя единоборства внутри штрафной к влиянию нескольким факторов: качество подачи и соотношения уровня атакующих и обороняющихся игроков в ведении верховых единоборств. С персональной обороной другая история, стандарт сводится к личной ответственности каждого из обороняющихся игроков. Оборона становится зависима от уже другой системы, атакующей, и очень большое значение имеет то, насколько хорошо она работает.

 

 

До матча с «Динамо» ЦСКА забил всего три мяча после стандартных положений из 36. В дерби ЦСКА полностью переиграл соперника в чужой штрафной, практически в каждом из стандартов выходя на ударную позицию после удачно проведенного блока. Как правило, подготовительная работа велась для выхода на ударную позицию самого сильного на втором этаже игрока команды Бекао. Так уже в первом розыгрыше углового блок для бразильца ставил Магнуссон.

 

Интересно, что в обоих голевых эпизодах прямого эффекта от действия блока не было – в первом тайме Бийол сам ставил блок и быстро сориентировался, что мяч летит в его зону, а во втором перед Нисимурой не было никого из игроков обеих команд ни до подачи, но во время. В двух голах игроков ЦСКА проспали сначала Теттех, затем Марков, причем Марков сделал это сразу с замены, которую почему-то решил сделать штаб «Динамо» перед стандартом у своих ворот. Даже если ЦСКА и не извлек голов из заготовок напрямую, системно они были лучше в стандартных положениях и спасли тем самым матч.

 

«Ростов» – «Краснодар» (1:1)

 

Текст: Сергей Титов

 

Адаптация билд-апа под «Ростов» с помощью Фьолусона. В послематчевом флэш-интервью Мурад Мусаев не стал выделять качество игры «Ростова», не проигравшего «Краснодару» ни разу в сезоне: «Всем с «Ростовом» играть неудобно. Вообще половина клубов чемпионата играет в такой футбол, так что не вижу тут какой-то особой специфики». Это немного лицемерно. Штаб Мусаева в третий раз за сезон подбирал идеи позиционной атаки специально под «Ростов» – лучшее признание качества оборонительной системы, выстроенной Карпиным. Но если в кубковых матчах Мусаев делал акцент на перенасыщение пространства перед линией защиты «Ростова», то теперь поставил на преимущество в начале атаки.

 

Проводником идеи стал Фьолусон. Исландец при начале атак опускался на одну линию к Спаичу и Мартыновичу в левый полуфланг. Такие смещения из опорной зоны глубже и ближе к флангам часто делает Каборе, но они скорее бессистемны (Каборе по ситуации помогает и слева, и справа) и точно неэффективны – с фланга Шарль слабо двигает мяч вперёд. С Фьолусоном билд-ап «Краснодара» получил чёткую структуру – 3v2 в нижний линии, где каждый привязан к конкретной позиции, и Газинский/Перейра над тройкой в центральной зоне.

 

 

Такая структура – адаптация Мусаева под первую линию прессинга «Ростова». Независимо от соперника, пара нападающих расставляется компактно и перекрывает центральную зону. Так «Ростов» выжимает атаки соперника ближе к флангам, где активно накрывает на приёме мяча. Игроков, двигающих мяч из полуфлангов, после приёма атакуют крайние центральные полузащитники – в матче с «Краснодаром» Глебов и Ерёменко. Оба давали Фьолусону и Мартыновичу сделать по 2 касания на мяче, но если Глебов накрывал игрока, тяжело двигающего мяч под давлением, то Фьолусону хватало пары касаний, чтобы отдать передачу между линий (где качественно открывался Классон) или диагональ на дальний фланг.

 

 

Типичная ситуация: Фьолусон получает время для двух касаний на приёме мяча и бьёт линии

 

Фьолусон действительно помог «Краснодару» лучше двигать мяч через левый полуфланг. Исландец стал лидером команды по количеству передач за матч (72) и 16 отдал в финальную треть, причём все – не внутри неё, а из средней в финальную. Из-за роли Фьолусона стал менее заметным вклад в билд-ап Спаича, который больше занимался циркуляцией мяча внутри тройки начинающих атаки. Но выбор исландца левым в тройке логичен из-за наибольшей агрессии в начале атаки и рабочей ноги (Фьолусон – единственный левша). А смещение Спаича на позицию правого центрального могло бы привести к проблемам на подстраховке при контратаках «Ростова» – тогда устоявшиеся позиции Спаича и Мартыновича в защите были бы разбиты.

 

Помимо продвижения мяча через полуфланги, изменённая структура билд-апа разматывала первую линию прессинга и доводила владение до ситуаций 4v2 – Газинский или Перейра открывался в центре за спинами прессингующих, часто между ними. Сразу после приёма обычно следовал заброс к линии штрафной или на фланг.

 

 

Единственная проблема Фьолусона в гибридной роли – когда он отрабатывал эпизод, как опорник, и мяч возвращался «Краснодару», Йон медленно возвращался на свою позицию при владении. Как следствие, убивал несколько секунд и давал «Ростову» перестраиваться.

 

«Краснодар» подготовился к контратакам «Ростова». С выходом Фьолусона Мусаев добился численного преимущества не только при начале своих атак, но и при быстром развитии атак соперника. «Ростов» очень опасен в ситуациях 2v2 на скорости, особенно с парой нападающих Попов-Ионов, уже стандартной для Карпина в топ-матчах. Мусаев минимизировал такие ситуации в том числе за счёт Фьолусона.

 

При контратаках «Ростова» исландец контролировал открывания и забегания Ивелина Попова. Ионов при этом чаще смещался налево, за спину Мартыновичу. Если передача на ход Ионову из глубины всё-таки проходила, он оставался не 1v1 против центрального защитника (что типично для «Краснодара» даже в текущем сезоне, когда команда стала более осторожной и прибавила в обороне), а 1v2 – на подстраховке помогал Спаич.

 

 

Кроме того, при переходах в оборону очень дисциплинированно для себя играл Рамирес – быстро садился на позицию и помогал Спаичу на подстраховке. Если Ионов вбегал через зону колумбийца, то, во-первых, Спаич снова создавал 2v1 и усложнял Ионову ситуацию, во-вторых, своевременно выбегал из ворот Сафонов. При атаках противоположным флангом Рамирес тоже помогал Спаичу, правильно выбирая позицию на подстраховке и давая выброситься на мяч.

 

 

Ещё при необходимости Фьолусон опускался на подстраховку в линию обороны, такие эпизоды можно поделить на две группы. Первая – когда исландец контролировал забегание из глубины вторым темпом, персонально опекая своего игрока. Вторая – когда один из крайних центральных защитников (чаще Мартынович) смещался ближе к флангу, и между ним и вторым ЦЗ оставался большой свободный коридор.

 

 

Когда «Ростов» забивал ответный мяч, Фьолусон как раз страховал Мартыновича, сместившегося ближе к флангу. Исландец ошибся с перехватом подачи Ерёменко, но «Краснодар» правильно расставлялся при переходе из атаки в оборону (кстати, в концовке это получалось реже): Фьолусон уменьшал свободный коридор между Мартыновичем и Спаичем, в идеале контролировал забегание своего игрока, а Спаич и Рамирес оставались 2v1 против игрока на дальней штанге.

 

Перестроение атаки «Ростова» с парой Ерёменко-Калачёв. Первый отрезок Калачёва после травмы – ключевая причина, почему «Ростов» так прибавил в создании моментов с 70-й минуты. Это при том, что Калачёв был недостаточно вовлечён в игру: сделал всего 9 передач (7 точных) и не наладил фланговую связку с Паршивлюком, которая отлично работала летом и ранней осенью. Одновременно с заменами Ерёменко перешёл на позицию левого центрального полузащитника, и Карпин построил атакующий план вокруг его новой роли.

 

После перестановок «Ростов» строил атаки через левый фланг, куда на помощь Ерёменко смещался Попов. Они вытягивали ближе к флангу Мартыновича и готовили подачу на дальнюю штангу, которую перегружали большим количеством игроков – всегда Шомуродов, периодически Паршивлюк, Калачёв, иногда Попов (если не был задействован слева). «Краснодар» уже не справлялся с такими флангами – Фьолусон контролировал центр, а не дальнюю штангу, а Классон не помогал Спаичу и Рамиресу, хотя мог опускаться вглубь по забегающему Паршивлюку.

 

 

При этом Ерёменко не всегда выбирал оптимальный вариант – на 87-й минуте, когда «Ростов» заполнил дальнюю штангу 4v3, он пробил в дальний угол вместо подачи (возможно, с расчётом, что кто-то из набегающих игроков успеет подправить мяч). Но в следующей атаке, которую разогнал Калачёв, Ерёменко уже выбрал правильное и очень эффектное решение с подачей.

 

 

Ещё одна деталь игры «Ростова» в концовке – более агрессивный прессинг. Помимо стандартных прессинг-триггеров (как передачи назад от крайних защитников), ростовчане намного чаще встречали начало атаки «Краснодара» втроём – к первой линии прессинга поднимался то Ерёменко, то Калачёв. Гацкан не просто выбрасывался из тройки центральных защитников, а доигрывал эпизоды до конца, оставляя полуфланг за спиной открытым. «Краснодар» находил ошибки игроков «Ростова» без мяча, но не пользовался ими.